Тянь-Шань

Владимир Шнейдеров| опубликовано в номере №233-234, Ноябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

... Мы двигаемся дальше. Переходим вброд реку. Идем десятки километров, не встречая пи жилья, ни живых людей. Только скелеты животных у тропы, грифы в небе, да изредка показывающиеся и скрывающиеся вдали стада кииков. Поднимаемся на страшный перевал Ак - Бель, славящийся своими ветрами и морозами. Берем его сравнительно легко; сейчас он доступен, зимой же не раз на нем замерзали идущие в Китай караваны. Пересекаем долину Карасий, снова форсируем реку, с большим трудом найдя брод и борясь с бешеным течением. Берем еще несколько небольших перевалов и наконец поздней ночью достигаем долины Иштык, где разбиваем свой лагерь - базу по соседству с пограничной заставой. Здесь стоит маленький, состоящий из юрт поселок пограничников, здесь кочуют несколько аулов кочевников и здесь мы должны проделать нашу основную работу по картине.

Рядом с заставой вырастает наш городок, состоящий из 7 палаток, 1 юрты - кухни и «клуба». Даю день отдыха всей экспедиции. Лошади под охраной двух джигитов пущены на пастбище. Приступаем к распаковке и подготовке имущества и снаряжения. С завтрашнего дня начинаются регулярные съемочные работы. Знакомимся с пограничниками. Замечательные ребята. Я с ними сталкивался уже во время Памирской экспедиции 1928 года. В исключительно тяжелых условиях, на высоте сыртов, они стоят на страже неприкосновенности наших границ. Морозы и ветры, головоломные горные тропы и непроходимые пустыни им не страшны. Ими изучены все перевалы и тайные тропинки. Нет такого места, где от них мог бы уйти контрабандист или пробраться басмач. Мы им обязаны уничтожением остатков басмачества и ликвидацией байско - манапских банд. Наряду со своей боевой работой они ведут также огромную политико - просветительную работу, содействуя научным экспедициям, помогая в организации кочевых колхозов, в постройке школ и т. д.

Через пограничников узнаю, где находится кочевой джайляунный совет. Оказывается, он укочевал в сторону на 60 километров. Посылаю туда гонца, и на другой день к нам приезжают работники совета для переговоров об организации съемок. Еще во Фрунзе Наркомпрос и ЦИК Киргизии снабдили нас специальным письмом на русском и киргизском языках об оказании нам содействия в съемках. Представители кочевого совета договариваются с нами и уезжают к себе в аул, обещая известить о принятых мероприятиях. Через день приезжает аульный активист Мамбет и сообщает, что было собрание колхозников, которые постановили всем аулом - колхозом принять участие в съемках картины, которая покажет всему Союзу жизнь кочевого аула - колхоза на Тянь - Шане. Для этого выделена специальная бригада содействия во главе с бригадиром Мамбетом.

Как меняется лицо горной Киргизии! Еще в 1928 году пережитки родового строя были так сильны и заметны. Бай - кулак и манап правили родами. Советские организации нередко захватывались тайно родовыми вожаками. Партийные и комсомольские организации были засорены их агентурой. И вот в 1931 ГОДУ горная Киргизия стала районом сплошной коллективизации. Баи и манапы выгнаны и частично высланы. Партийная и комсомольская организации очистились и заняли должное положение в руководстве строительством социализма. С каждым днем все больше падают и рушатся пережитки старины, пережитки родового и феодального строя. Вся масса бедняков и середняков устремилась в созданные колхозы. Вчерашние кочевники массами садятся на землю. Деревянные полозья «чийне» вытесняются трактором. Вчерашний дикарь, выгнав бая, манапа и муллу, объединяется в колхозы, работает трактористом в МТС, идет в школу и в корне перестраивает свою жизнь. В горах кочевники - скотоводы, сотни лет жившие по законам дедов, объединяются в товарищества по совместной пастьбе скота и далее - в кочевые колхозы. Идет контрактация скота и шерсти. Создаются кооперативы, школы, медицинские пункты. Пустынные сырты превращаются в мощную базу советского скотоводства. Намечается создание грандиозных совхозов «Овцеводтреста». Меняется лицо вчерашней суровой пустыни.

В бригаде, выделенной нам для помощи, есть и комсомольцы. Один мне рассказывает о тех трудностях, которые пришлось пережить организации в аулах. Рассказывает, как баи пытались создавать «родовые ячейки», как агитировали за недопущение комсомольцев из других родов в эти ячейки, как шла борьба и как победила комсомольская организация.

По сценарию фильма, мы должны заснять на сыртах жизнь и быт кочевого колхоза и эпизод классовой борьбы, разыгрывающейся в этом колхозе.

Неожиданно мы сталкиваемся с серьезнейшим затруднением. Наши «актеры» - киргизы, никогда не видавшие кино, категорически отказываются изображать баев. Они - колхозники, они - изгнали своих баев, и никто из них не позволит даже назвать себя баем! Приходится, столковавшись с бригадиром, пускаться на хитрость, снимая отдельные куски картины и перемежая съемку колхозников съемками «бабских» кусков. Хитрость удается до того момента, пока не надо снимать момент задержания и ареста баев. Тут все раскрывается. Приходится, отсняв эту сцену, немедленно, для успокоения «артистов», снова их снимать уже в виде колхозников. Это их успокаивает, и они едут с красным колхозным флагом к себе в аул вполне удовлетворенные и успокоенные.

На съемки в ауле съехалось все окрестное кочевое население сыртов. За 100 - 150 километров. Со всей округи приехали целыми семьями: старики, взрослые, женщины и дети. Притащили даже грудных ребят.

Избранный нами аул - колхоз имени 1 мая со всем своим имуществом - стадами баранов, яков и табунами коней и кобылиц - перекочевал в указанное место - в долину Боркрлдой. На фоне грандиозных снеговых вершин правильным полукругом выстроилось 11 юрт. Режут баранов, жгут кизяк под чугунными казанами - котлами, готовятся к празднику.

Подсмотренный нами и изученный заранее быт заносится в монтажные листы. Оператор готовит кассеты с пленкой, делает пробы. Группа готовится к наиболее ответственным съемкам.

Начинается праздник в ознаменование победы колхозных скакунов на соревнованиях внизу, в Караколе. Организуя съемку, заснимая жизнь, быт и экономику аула, мы не сбиваем обычного течения жизни и организации празднества.

Снимаем спортивные игры, снимаем самобытные национальные танцы под аккомпанемент номоса - подобия нашей балалайки. Снимаем игру женщин на оригинальном инструменте темер - комосе - маленькой железной пластинке, которой играют на зубах.

Далее следует «той» - торжественный обед. Этот старинный обычай еще в этом году оказал большую помощь в работе кочевого совета для сбора кочевого населения и привлечения его к работе. На этом тое была проведена первоначальная разъяснительная работа о задачах совета в Алай - Гульчинском районе.

После тоя колхозники устраивают байту - скачки на яках, огромных косматых животных, похожих на бизонов, полу - быка, полубуйвола, с конскими хвостами и огромными рогами. Эти животные водятся только в высокогорных областях и прекрасно себя чувствуют в разреженном воздухе. Подробно, по за: ранее продуманному и разработанному плану, снимаем все происходящее. Попутно снимаем быт и экономику кочевого аула: изготовление самодельных тканей, дойку скота, жизнь юрты. Снимаем работу совета и красной юрты. Снимаем работу туристов - высокогорников. Снимаем работу пограничников и их боевой выезд в погоню за баями, угнавшими табун.

Так проходит в работе месяц. Вся работа с кочевым аулом закончена. Последняя сцена - в районе Иштыка: охота на кийков, огромных горных козлов. Организуем загон, собирая лучших охотников. Намечаю место для аппарата, замаскированного в скалах. В охоте принимают участие пограничники, замечательные стрелки. Все, как один, - снайперы.

Заранее в ущелье Боор - Албоз выслежены стада. По сигналу начинается гон. Стадо выгнано и мчится по скалам. Аппарат накручивает метры пленки, фиксируя редкое зрелище: несколько кийков свалено меткими выстрелами. Съемка кончена, и караван возвращается в лагерь, везя поперек седел несколько туш зверей.

Кончены и все съемки с пограничниками. Прощальное заседание работников экспедиции с красноармейцами заставы. Группа, уезжая, принимает культурное шефство над заставой. Прощаемся и с киргизами, кочующими на зимние стоянки в район Ак - Ширака. Раздаем взятую с собой из Москвы мануфактуру и медикаменты. Во время жизни в ауле экспедиция проделала немалую работу по оказанию медпомощи кочевникам. Прощаемся, собираем наш полотняный городок и снова караваном двигаемся к ледникам, где нам предстоят еще значительные и наиболее тяжелые съемки с туристами, идущими к перевалу.

Снова длинной вереницей тянется караваи. Снова впереди разведка и сзади арьергард. Снова мы в долине Ак - Ширака у обсерватории. Старые работники уехали, им на смену прибыли новые, в числе их впервые - две женщины. День отдыха в обсерватории, и мы всем караваном вступаем на ледник Петрова. Это наиболее крупный ледник в системе хребта Ак - Ширак. Его длину определяют в 20 и более километров. Но это ориентировочно, так как никто его еще полностью не проходил. Исследования велись только в низовьях. Выбрав защищенное местечко на морене ледника, разбиваем лагерь. Как кругом сурово, мрачно и вместе с тем красиво! Кругом неприступные вершины, которых еще никогда не попирала нога человека. Мертвой ледяной рекой, широкой, как Волга, простирается ледник. Его поверхность изрезана страшными глубокими трещинами. Торчат сверкающие на солнце торосы. В низовьях синеют кобальтовые озерца.

Посвящаем день осмотру и изучению ледника и намечиванию съемочных точек. По ходу съемок нам нужна ледяная пещера. В обсерватории нам сказали, что пещера была, но обвалилась, и теперь на леднике известных пещер нет. Решаем сделать открытие. Иду на разведку с т. Купером - и нам везет. По шуму под - ледниковой речки определяю пустоту. Ледорубами разбиваем ледяные сталактиты и, для безопасности связавшись альпийской веревкой, лезем в темноту пещеры. Обследование дает блестящие результаты. Нами открыта грандиозная ледяная пещера с несколькими выходами. Немножко расширяем вход ледорубами, и пещера готова для съемок. С магниевыми факелами она будет очень хороша, если конечно не вздумает неожиданно обвалиться на наши головы во время съемки.

Перебираемся с аппаратурой через трещины, тащим за собой лошадей, рискуя погубить их. На руках аппаратуру тащить нет сил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены