Три тезиса

Ан Чарок| опубликовано в номере №228, Август 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Были и сектантские настроения - за узкую, замкнутую организацию молодежи. В Питере из социалистического союза молодежи выделилась небольшая группа - человек семь. Они предложили ликвидировать союз как массовую организацию рабочей молодежи. И создать новый - коммунистический союз рабочей молодежи. Вся беда только в том, что этот новый союз они предлагали составить из одиночек - активистов. Группа этих активистов выбросила тогда лозунги:

«Шестнадцать тысяч являются тормозом для активных работников».

«Не нужно выбирать руководящие органы общим голосованием, а подбирать таких товарищей на основе личного знакомства».

«Революционерами могут быть только мыслители».

«Создавайте сознательные замкнутые вольные коммуны».

Недозрелые мыслители эти толкали рабочую молодежь на ошибочный и опасный путь сектантских, узких, заговорщических организаций. Толкали на путь отрыва от рабочих масс. Встретили они поддержку? Нет! Их никто не поддержал. Путь лежал совсем в другой стороне от линии, начертанной этими «недомыслившими мыслителями». Путь шел к массам и через массы.

Программы написанной, проекта программы съезду предложено не было. Были только основные тезисы, которые должны были лечь в основу программы. Было предложение союз назвать российским коммунистическим союзом молодежи.

Споры после доклада поднялись горячие и шумные. Сосредоточились они не столько даже на программе, сколько на вопросе о названии союза. Первым на трибуне появился делегат Аши.

- Если многие из делегатов и не возражают открыто против названия «коммунистический», то все же в их душе живет боязнь, что это название оттолкнет от нас массы...

Принимая открыто название «коммунистического союза», мы отталкиваем сознательных наших противников. Они ведь будут нам лишь мешать в предстоящей борьбе, и мы поступим только благоразумно, исключив их заранее из нашей среды...

Арш не боится, а вот товарищ Петкевич из Воронежа принадлежит к «робкому десятку», и он очень и очень боится «осложнений». Он категорически против названия союза - «коммунистический». Он предлагает оставить старое, привычное, мол, название «III интернационал».

- Товарищи, - горячо восклицает он, - я призываю вас глядеть правде прямо в глаза. Фразой не подвинуть нашей работы, а нам предстоит трудная борьба, особенно в среде крестьянства.

И он рассказывает съезду о трудностях работы в деревне. Он утверждает, что крестьяне «не понимают настоящего положения», он говорит, что крестьяне «еще далеки от момента, когда в их среде можно будет работать под вывеской коммунизма».

Петкевич считает, что название - это вывеска, и так как народ уже привык к старой вывеске, то новую вешать - это только отучать и отталкивать народ от себя. И он спрашивает съезд:

- Зачем нам обращать такое внимание на внешнюю сторону союза? Не лучше ли было бы смотреть глубже. Мы должны стремиться привить СБОИ идеи путем не только показной стороны. Наши поступки, агитация, работа - вот что должно служить нашей вывеской. Знамя же коммунизма каждый из нас должен носить в сердце!»

Провозгласив это гордое изречение, Петкевич опять начинает рисовать ужасы, ужасы отхода масс от союза. Особенно он боится, оказывается, отхода от союза «сырой молодежи». Среди этой молодежи работать очень трудно. Воронежцы применяли самые разнообразные методы для привлечения новых членов в союз.

- Мы создали, - сообщает Петкевич съезду, - даже такую секцию, как танцевальную, единственно с этой целью. На приходивших к нам потанцевать и только потанцевать мы обращали особое внимание, и часто среди них находились деятельные работники, могущие во многом помочь нашему союзу. Если же мы примем название «коммунистический союз», подобное агитационное средство потеряет свой смысл, и привлекать новых членов станет гораздо труднее... Сейчас странно слушать подобного рода опасения. И такого рода методы привлечения молодежи в союз для нашего времени более чем странны. Но в те дни приходилось использовать и эти формы работы, чтобы вовлечь молодежь в свой круг и, перевоспитав ее, вовлечь в союз.

Петкевичу отвечал Оскар Рывкин. Он заявил - и съезд его поддержал аплодисментами, - что «мы хотим носить не только в сердце, но и открыто название коммунистов». - В Петрограде, - сообщает он, - все новые организации приняли название коммунистических, и если бы пришлось их снова организовывать, они своего названия не изменили бы - все остальные названия устарели...

Не только Питер, но и Москва провела уже переименование своих организаций. И по воронежским «танцулькам» ударяет делегат Москвы Новиков.

- Почему Москва, - спрашивает он, - почему Петербург говорят о коммунистических союзах молодежи? Потому, - сам же отвечает он на свой вопрос, - что столичная молодежь усвоила идеи коммунизма. Я скажу: «Долой танцульки, пусть будет налажена политическая работа»,

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте  об истории создания знаменитой картины Серова  «Девочка с персиками», о «великиом «будетлянине» Велимире Хлебникове, о мало кому известной поездке в Россию Чарльза Лютвиджа Доджсона,  больше знакомого нам как  Льюис Кэрролл,  о необычной судьбе крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой,  о жизни и творчестве Сергея Рахманинова, новый детектив Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Героическая хроника

Литературный монтаж о первых днях комсомола Москвы