Толстой и Тургенев

Н Гусев| опубликовано в номере №631, Сентябрь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тургенев был на десять лет старше Толстого и на девять лет раньше его вступил на литературное поприще.

«Записки охотника», печатавшиеся с 1847 года в некрасовском «Современнике», произвели на Толстого сильнейшее впечатление тем, что русского мужика писатель показывал, «не глумясь и не для оживления пейзажа», а «во весь рост, не только с любовью, но с уважением».

Когда «Записки охотника» вышли отдельным изданием, Толстой, находившийся на Кавказе, ещё раз перечитал их. Если раньше эта книга привлекла его глубиной содержания, то теперь он высоко оценил и художественное мастерство её автора. «Читал «Записки охотника» Тургенева, и как - то трудно писать после него», - отмечал Лев Николаевич в кавказском дневнике.

По поводу первой повести Толстого - «Детство», - появившейся в «Современнике» в 1852 году, Тургенев писал Некрасову: «Ты прав, это талант надёжный... Пиши к нему и понукай его писать. Скажи ему, если это может его интересовать, что я его приветствую, кланяюсь и рукоплещу ему».

Когда в 1854 году появилась в печати повесть Толстого «Отрочество», Тургенев, веря в большое будущее молодого писателя, утверждал в одном из писем: «Вот, наконец, преемник Гоголя, нисколько на него не похожий, как оно и следовало».

В то же время Лев Николаевич, находившийся сначала на Кавказе, а затем в осаждённом Севастополе, не переставал с тем же сочувствием относиться к творчеству Тургенева. Ему посвятил Толстой свой рассказ «Рубка леса».

После окончания Крымской войны Тургенев в письме убеждал Толстого выйти в отставку и всецело отдаться литературной деятельности.

В первый же день по приезде из Севастополя в Петербург Толстой поспешил познакомиться с Тургеневым. После этого в течение ряда лет они часто виделись и в Петербурге, и в Ясной Поляне, и в Спасском - Лутовинове, и за границей.

Толстой высоко ценил художественную чуткость Тургенева и охотно делился с ним своими замыслами.

Тургенев рассказывал, что однажды они, прогуливаясь по выгону, увидали старую клячу. «Хотите, я вам расскажу, что думает эта лошадь?» - предложил Толстой и так увлекательно стал рассказывать о том, что думала и чувствовала старая лошадь, что Тургенев невольно воскликнул: «Послушайте, Лев Николаевич, право, вы когда - нибудь были лошадью». Это был первый замысел рассказа «Холстомер», начатого Толстым через несколько лет после этого разговора.

Кроме «Записок охотника», которые он считал лучшим произведением Тургенева, Толстому особенно нравились повести «Затишье», «Первая любовь» и «Фауст».

Толстой стремился поближе подружиться с Тургеневым, но глубокое различие их натур мешало сближению. Не по душе Толстому было и умеренно - либеральное миросозерцание Тургенева.

Всё это привело к тому, что их отношения в первые годы знакомства были очень неровные: они то сближались, то отдалялись друг от друга. И, наконец в 1861 году в имении поэта А. А. Фета после разговора о благотворительности, в котором резко обнаружилось всё несходство их общественных взглядов, между Толстым и Тургеневым произошла крупная ссора, кончившаяся разрывом. Личные отношения и переписка между ними прервались на семнадцать лет.

Но и в годы разрыва писатели продолжали глубоко интересоваться творчеством друг друга. Повесть «Казаки» привела Тургенева в восторг. Приветствовал он и появление повести Толстого «Поликушка».

О «Войне и мире» Тургенев писал: «Есть тут вещи, которые не умрут, пока будет существовать русская речь. В этом романе столько красот первоклассных, такая жизненность, и правда, и свежесть, что нельзя не сознаться, что с появлением «Войны и мира» Толстой стал на первое место между всеми нашими современными писателями».

Толстой, в свою очередь, внимательно следил за всеми выходящими в свет романами Тургенева и не раз подчёркивал, что в описании природы он не имеет себе равных в русской литературе.

В апреле 1878 года Толстой написал Тургеневу, предлагая забыть все бывшие между ними недоразумения. Тургенев с радостью согласился на предложение Толстого, и между ними возобновились близкие личные отношения и переписка.

Незадолго до смерти Тургенев прислал Толстому, тогда временно оставившему литературную деятельность, замечательное письмо. Невозможно без волнения читать эти выведенные дрожащей рукой строки. Превозмогая мучительную боль, Тургенев писал с единственной целью - высказать Толстому свою предсмертную просьбу:

«Милый и дорогой Лев Николаевич.

Долго Вам не писал, ибо был и есмь, говоря прямо, на смертном одре. Выздороветь я не могу, - и думать об этом нечего. Пишу же я Вам, собственно, чтобы сказать Вам, как я был рад быть Вашим современником, - и чтобы выразить Вам мою последнюю, искреннюю просьбу. Друг мой, вернитесь к литературной деятельности! Ведь этот дар Вам оттуда же, откуда всё другое. Ах, как я был бы счастлив, если б мог подумать, что просьба моя так на Вас подействует!!. Друг мой, великий писатель Русской земли, - внемлите моей просьбе! Дайте мне знать, если Вы получите эту бумажку, и позвольте ещё раз крепко, крепко обнять Вас, Вашу жену, Всех Ваших, не могу больше, устал».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены