Театр прямого действия

С Третьяков| опубликовано в номере №247, Июль 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

Впрочем, видимо, гоняют слишком азартно, ибо страдает качество показа.

Пятерка украинцев, которым всем вместе, да еще плюс их декорации, не будет и ста лет, только что с посевной, где целый месяц, переходя из колхоза в колхоз, они лозунгом, частушкой, речонкой и скетчем расталкивали воображение, давали зарядку колхозникам.

Чехи гордятся, что их выступления - полубалет, полуречевка на тему о Советском союзе - собрали в крупнейшем зале Праги больше 6 тыс. чел.

Когда англичан - самодеятельников упрекают в том, что в их представлениях мало театра, все та же хоровая читка, одинаковые у всех темнокрасные рубахи и лишь, чтобы чуть - чуть рассортировать действующих лиц, головные уборы - цилиндр, парики лордов, кепки фашистов, шлемы полицейских, - ребята оправдываются тем, что работу им надо вести на ходу, где с декорациями не разъездишься.

Зато во время стачки уэльских горняков они изъездили весь Уэльс, и, борясь с выселениями безработных из квартир, они тут же, на месте, мастерили короткие скетчи на тему о выселении и для большего впечатления включали в состав спектакля самих выселяемых.

И помогало. Создавался конфузный скандал. Скетч бил, как оплеуха, и домовладельцы искали более мягких способов избавиться от неплательщиков. А прочие жильцы приобретали смелость и даже начинали думать, не имеют ли они, живущие в комнатах, больше права на них, чем домохозяева.

Скандинавцы танцевали - парни в красных жилетах с золочеными пуговицами, женщины в юбках колоколом - деревенские танцы. Народный танец - сейчас дело серьезное. Особенно, когда за него хватается фашизм, подлаживаясь к крестьянину. И народный танец нужно взять, но повернуть его - гак, чтобы он служил нашим целям, чтобы он не смел кажущейся безмятежностью деревенского жития заслонять деревенскую темень, где один нищает, а другой, хищно расталкивая соседей локтями, пробивается в кулаки.

Олимпиадцы хорошо расколачивал» экзотические представления о странах. Когда в концертной программе говорят - голландский номер, то все представляют себе краснощеких голландок в широколепестных капорах и парней в объемистых штанах, на ногах долбленые деревянные туфли, а на горизонте море, стоящее выше страны, которая - осушенное дно, и пресловутые мельницы - ветрянки, обязательная принадлежность голландского пейзажа, неустанно столетие за столетием вычерпывающие воду, накапливающуюся в трюме этой страны.

А здесь - ребята в синих блузах, точь – в - точь таких, какие носят наши синеблузники. Они говорят на шагу стихи, и в стихах этих - интернационал, пролетариат, революция, рот фронт. Они проносят красные флаги, они идут расплющенной поступью, изображая рабочих капиталистических предприятий, и они же инсценируют самую что ни на есть веселую сцену с пением, плясками и сидением на стульях верхом, чтобы изобразить советских комсомольцев в перерыв на заводе. И уже не их вина, что танцуют эти комсомольцы (обязательно танцуют) нечто среднее между лезгинкой и гопаком, а поют хорошие слова, но на мелодию «Три деревни - два села».

Зарубежники озабоченно смотрят на показы советских самодеятельников, на большие громоздкие пьесы, исполняемые в полном костюмном облачении, в декорациях и гримах, смотрят и говорят:

- Такое нам не то, что не годится, но сейчас просто нет никаких социальных возможностей работать так, нам, связанным с гибкой и стремительной агитработой.

Но мы радуемся, что в стране - победительнице рабочий может организовать свой большой спектакль. Отсюда нам урок - и свои нерасчлененные речевки и свои однообразные синие блузы расцветить всеми театральными средствами.

Но. дорогие советские товарищи, нас удивляет и, думаем мы, законно, почему вы в некоторых случаях с таким покорным усердием перенимаете приемы старого психологического театра, почему вы копируете с голоса своих учителей, вместо того чтобы перенять самый прием, самый подход к делу. Часто у вас выходит скопированный истошный крик и судорожное повторенное движение там, где у ваших наставников имеются отчетливо сделанные речь и жест.

Олимпиада многому учила самодеятельников.

Много правильных упреков выслушали зарубежники и за синеблузую схематику и за такую слабость политического мотива (при большом техническом мастерстве), как это было например у немецкой танцевальной труппы.

Приезжие возмутились, увидя в «Девушках нашей страны» комсомольцев в белых костюмах, напоминавших им буржуазных теннисистов. Но им разъяснили, что одна и та же вещь в разных социальных обстановках может звучать по - разному. Да, рабочему театру сейчас за рубежом ставить спортивно - нарядного комсомольца неправильно, ибо за рубежом этот комсомолец идет не к нарядности, а к лохмотьям кризиса и отчаяния. А у нас, показывая чистых подтянутых комсомольцев, мы создаем аппетит у молодежи быть чистыми, нарядными, подтянутыми. Мы создаем моду, величайшим проводником которой во все времена был театр.

Самодеятельники уезжали, разбухшие от впечатлений. Они поперезнакомились друг с другом. Они увязались с заводами. Они исспорились на заседаниях жюри. Они видели «Разбег» в постановке Охлопкова, рассказавший им лучше любой книги, что такое связь партии с массами и как строится колхоз. Они обменивались значками с советскими товарищами, записывали адреса друг друга, и, казалось, рукопожатия не дадут поезду оторваться от перрона, где стояли заводские коллективы с приветственными стягами.

В последнюю минуту с площадки вагона соскочил парень (я не скажу, какая это была делегация). Он сказал несколько слов несшим стяги, материя затрещала, полоса кумача сложилась вдвое, вчетверо, поезд двинулся, парень показывал на ходу, как он засунет кумач себе под джемпер, а с перрона уходящим вагонам махали кепками, руками и двумя палками с остатками кумача у гвоздевых шляпок.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены