Свидетельство обвинения

  • В закладки
  • Вставить в блог

…Ослепительный свет необычайной, неземной яркости залил тучи и горы в районе Аламогордо, в пустынном уголке штата Нью-Мексико. Огненный шар превратился в зловещее облако, напоминавшее своей формой некий чудовищный гриб. Часы показывали 5 часов 30 минут утра. Начинался день 16 июля 1945 года. День рождения атомной бомбы.

Застыв, словно в столбняке, вцепился в одну из стоек контрольного поста и, не отрываясь, смотрел на клубившееся, менявшее форму ядовитое облако Юлиус Роберт Оппенгеймер, научный руководитель «сверхлаборатории», которой было поручено реализовать носивший гриф высшей секретности Манхэттенский проект. Биографы бомбы и ее творцов утверждают, что в этот момент ему вспомнилась строка из древнего индийского эпоса: «Я становлюсь смертью, сокрушительницей миров». Так говорил божественный Кришна, повелевающий судьбами смертных. Пройдут годы, и «отец атомной бомбы» Оппенгеймер, бесконечно уставший, морально опустошенный, изломанный преследованиями тех, кому он вложил в руки чудовищное оружие, произнесет горькие слова: «Мы сделали работу за дьявола».

Никто до момента взрыва не мог с полной достоверностью предсказать, подтвердятся или будут опровергнуты предварительные расчеты. Одно было ясно любому из ученых, имевших отношение к Манхэттенскому проекту: в арсенал средств уничтожения вошло новое оружие, принципиально отличающееся от всех прежних.

Прежние убивали человека, многих людей.

Это было способно убить человечество.

«...В 40 – 50 метрах от сада Сюккеён, напротив радиостанции, стояла обугленная женщина. Огонь поразил ее на бегу, одна нога еще была приподнята, а в руках женщина крепко сжимала ребенка...»

«...В районе Матоба мы оказались перед кварталом, где по обеим сторонам улицы стояли храмы. Теперь здесь было море огня. Пути вперед не было, только узкая тропинка, да и та вряд ли проходимая. Одежда, которую мы раньше смочили водой, уже высохла и могла вот-вот вспыхнуть от пожара. Но нельзя было терять время. Мы снова смочили одежду водой, которую нашли в бомбоубежище, и отчаянно побежали сквозь огонь. Я молилась, просила бога помочь мне. Когда же мы добежали до более безопасного места, мы оглянулись и посмотрели назад. То было самое ужасное зрелище, которое я когда-либо видела в своей жизни. Даже там, где мы остановились, повсюду лежали мертвые тела...»

«...Человек, лежавший на спине на улице, видимо, погиб, как только сбросили атомную бомбу. Его рука была поднята к небу, и пальцы горели странным голубым пламенем...»

Мы цитируем воспоминания очевидцев атомной бомбардировки Хиросимы, собранные Японской радиовещательной корпорацией. Многие из тех, кто прислал воспоминания, – инвалиды. Они были искалечены 6 августа 1945 года. В день, когда пилотируемый командиром 509-го авиаполка 20-й воздушной армии США полковником Тиббетсом бомбардировщик «В-29», носивший имя «Энола Гей», в 2 часа 45 минут по местному времени стартовал с острова Тиниан, а в 9 часов 15,5 минуты сбросил над Хиросимой бомбу, которую кощунственно окрестили «Малыш».

В сентябре 1976 года отставной генерал ВВС Тиббетс, ныне президент одной компании в штате Огайо, принял участие в имитации атомной бомбардировки Хиросимы над техасским городом Харлинген. Жертв, естественно, не было. А когда репортеры спросили о 6 августа, о Хиросиме, Тиббетс, краснощекий плотный солдафон с круглыми, как пуговицы, глазами, заявил: «Я не провел ни одной ночи без сна из-за того, что осуществил бомбардировку Хиросимы. Поседел я лишь теперь, занимаясь бизнесом».

Историческая справка

Информируя Америку и мир о взрыве атомной бомбы над Хиросимой, президент США Гарри Трумэн в официальном правительственном сообщении заявил: «В самой крупной в мировой истории азартной научной игре мы поставили на карту 2 миллиарда долларов и выиграли».

Мнение ученого

«Наш мир стоит перед кризисом, все значение которого еще не постигли те, кому дана власть выбирать между добром и злом. Освобожденная от оков атомная энергия все изменила; неизменным остался лишь наш образ мыслей, и мы, безоружные, движемся навстречу новой катастрофе».

Альберт Эйнштейн

На полях сражений второй мировой войны солдаты антифашистского фронта сражались насмерть, веря, что само понятие «война» после разгрома фашизма исчезнет из жизни человечества. Что может быть потом, кроме мира? Какие еще нужны кровавые уроки?

Шел год 43-й, когда аккуратный человечек с оттопыренными ушами и зализанным пробором по фамилии Форрестол, в ту пору заместитель военно-морского министра США, рассуждая о послевоенном устройстве, изрек следующую сентенцию: «Понятия «безопасность» больше не существует, вычеркнем это слово из нашего лексикона. Запишем в школьные учебники изречение: мощь, подобно богатству, либо используется, либо утрачивается». Сам он, естественно, не предлагал ее утратить. Он намеревался ее использовать...

Психиатры еще не приглядывались к Форрестолу. Позднее, когда он уже станет министром обороны, они это сделают. Прыжком в окно госпиталя он завершит карьеру, и опасная должностная близость одержимого антикоммунизмом маньяка к кнопке ядерной войны не приведет к вселенской катастрофе – на этот раз. Он уничтожит себя, не успев уничтожить мир.

Находясь на посту министра обороны, Форрестол 10 июля 1948 года потребовал представить правительству «всестороннюю оценку национальной политики» в отношении Советского Союза. Аналитический документ под названием «Цели США в отношении России» был утвержден 18 августа 1948 года как совершенно секретная директива Совета национальной безопасности, носившая номер 20/1. Она была рассекречена и впервые опубликована в США в 1978 году. Заглавный тезис, касающийся, как подчеркивается в документе, «основных целей в отношении России», звучит так: «Свести до минимума мощь и влияние Москвы...» Далее следует расшифровка этого тезиса: «Речь идет прежде всего о том, чтобы Советский Союз был слабым в политическом, военном и психологическом отношениях по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля».

Как достичь этого?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены