Сусанино. Март

Евграф Кончин| опубликовано в номере №1388, Март 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отечество

Будучи как-то в Государственной Третьяковской галерее, услышал я подле картины Саврасова «Грачи прилете ли» такой вот короткий диалог меж людьми уже немолодыми и, как я думаю, сведущими в области изящного.

— Грачи-то эти ярославские, — обмолвился один из них.

— А так ли? — засомневался другой. — Молвитино, что указано на живописи, если я не ошибаюсь, находится в Костромской области.

— Все это верно, однако послушай...

Окончание разговора я не разобрал. Но он поразил меня непривычным подходом к картине, и вот теперь, когда я стал заниматься историей ее рождения, припомнил слова тех не знакомых мне посетителей Третьяковки. Да, действительно «Грачи» — ярославские или костромские? А быть может, московские?.. И вопросы эти отнюдь не праздные, ответы на них имеют важное значение для осмысления создания гениального произведения, понимания истоков зарождения национального шедевра.

Такое знакомое каждому из нас с детских лет, из первых школьных книг, примелькавшееся в тысячах репродукций, открытках, копиях; хрестоматийное из хрестоматийных, классическое произведение отечественного изобразительного искусства, которому посвящено столько восторженных и прекрасных слов в превеликом количестве статей и книг! И тем не менее обстоятельства его создания остаются до сего времени одной из сложных, противоречивых проблем нашего искусствоведения. Появление картины, работа над нею сплетены из единичных. подчас спорных фактов и массы загадок, сказов, домыслов и гипотез. И таинственная легендарность саврасовских «Грачей» начинается с небольшого костромского села Молвитино, ныне — Сусанино.

К тому времени Алексей Кондратьевич Саврасов был уже известным художником, молодым академиком пейзажной живописи, «возведенным в это звание» в ноябре 1854 года. Он один из главных членов-устроителей Товарищества передвижных выставок. С 1857 года преподает в пейзажном классе Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

В декабре 1870 года Алексей Кондратьевич берет в училище длительный пятимесячный отпуск и приезжает в Ярославль со своей семьей. Пробыл здесь пять месяцев. Самых плодотворных пять месяцев в своей жизни. «Тихая жизнь в Ярославле, — пишет он в конце декабря Павлу Михайловичу Третьякову, — позволяет мне сосредоточенно заниматься искусством...» Именно ярославским и костромским краям Саврасов обязан периодом наивысшего расцвета своего творчества, именно отсюда пошла его заслуженная слава как певца матушки Волги.

Однако именно его ярославский и костромской период жизни изучен плохо, что и способствует появлению всевозможных легенд. Особенно относящихся к созданию картины «Грачи прилетели». И первый вопрос, обильно оплетенный сказами, — где же был сделан ее первый набросок, где то место, которое вдохновило художника на создание великого произведения? Конечно же, в Ярославле! Так до недавнего еще времени утверждали многочисленные книги и статьи. Приводился даже о том сентиментальный диалог, якобы происшедший меж Алексеем Кондратьевичем и его женой, что вошел в ряд литературных творений.

Указывали на вполне конкретное место, где первоначальный этюд писался подле сохранившейся и теперь Владимирской церкви. Отыскал я ее. Внимательно осмотрел, сравнил с репродукцией саврасовской картины. Нет, совершенно не похожа она на изображенную художником в «Грачах».

Иных документальных свидетельств ярославской версии я не знаю.

Первый же сохранившийся и известный нам этюд картины помечен художником весьма определенно: «А.Саврасов. Молвитино». Да и на самой картине Апексей Кондратьевич, по странной, я бы сказал, настойчивости, вновь подтвердил: «1871. С. Молвитино. А.Саврасов». Хотя не столь часто указывал на окончательной живописи место ее написания. А здесь вот указал. Это ли не самый веский аргумент в пользу этого костромского села?!

Саврасов побывал в Молвитине, очевидно, в первой половине марта 1871 года, вскоре после дня Герасима-грачевника, праздновавшегося 8 марта по старому стилю, когда, по народному поверью, «Грач зиму расклевывает». И такое совпадение! Спустя более ста десяти лет после создания картины, и тоже в марте, я отправился в Сусанино, бывшее, повторяю, Молвитино. Выехали мы из Ярославля на микроавтобусе ярославского художественного музея. Сопровождали меня люди знакомые, знающие — заместитель директора музея Любовь Юрова и сотрудница Татьяна Филатова.

Правда, выбрали мы не лучший день для поездки в Сусанино. Мела настоящая метель, обледенелая дорога еле видна. Мокрый снег залеплял стекла машины. В стареньком дребезжавшем автобусе, продуваемом ветрами, было холодно и зябко. Той саврасовской оттепелью, похоже, даже не пахло. Вспоминались не весенние «Грачи», а другая его картина — «Зимняя дорога», которая, по преданиям, заканчивалась художником также в ярославском краю. Добирались до Сусанина пять часов. А каково было Саврасову на розвальнях ехать сюда?! И отчего он выбрал именно Молвитино?..

Некоторые исследователи и литераторы уверяют, что художник заехал туда случайно. Так ли это? Ведь на долгой дороге от Ярославля до села достаточно встречалось нам (и Саврасову сто десять лет назад!) и живописных церквей и берез с грачиными гнездами. Да и Молвитино находилось в стороне от тогдашнего и сегодняшнего, кстати, оживленного тракта, случайно заехать в него сложно. Поэтому берусь утверждать, что Алексей Кондратьевич, наверное, с помощью костромских знакомых намеренно стремился попасть в Молвитино. Почему?

Хочу предложить следующую версию. Но вначале напомню о том, что восемь лет спустя после посещения Молвитина. уже в 1879 году, Саврасов напишет эскиз декорации для постановки оперы М. И. Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») — «Ипатьевский монастырь в зимнюю ночь». Единственную свою театральную работу, но исполненную сильно, страстно, показывающую не только глубокое понимание музыки Глинки, но истинное знание событий, о которых она повествует. Натурные зарисовки для нее делал в Костроме, вероятнее всего, в том же марте 1871 года. Свидетельством тому — его пейзаж «Вид Ипатьевского монастыря», указанный в отчете Академии художеств за 1870 — 1871 годы. Не послужила ли эта работа поводом для его поездки в Молвитино? Не захотел ли Алексей Кондратьевич познакомиться с селом, овеянным славою Отечества нашего, связанным с подвигом русского патриота Ивана Осиповича Сусанина? Не пожелал ли он посмотреть место драматических событий, о которых говорилось в сочинении Глинки?..

Саврасов не был отшельником, занимающимся только своим искусством. Он живо интересовался международной обстановкой, а уж историю собственной страны, ее батальную славу, былые примеры самоотверженности, благородства и любви соотечественников к отчизне знал хорошо. Он был патриотом своей родины, поэтому его привлекали места памятные, места, священные для русских людей. Тогда его работы тематически выходили за рамки «чистого» пейзажа. Напомню о них. Это «Кутузовская изба в Филях». «Смоленское шоссе под Москвой. Вид на Поклонную гору», «Сухарева башня», «Вид на Московский Кремль». «Окрестности села Михайловского Псковской губернии», «Могила Пушкина в Святогорском монастыре», «Троице-Сергиева лавра»...

Работая в Костроме над произведением, посвященным Сусанину, не мог он не побывать в Молви тине, на родине замечательного соотечественника. где два с лишним века назад решалась судьба русского государства. Именно здесь и пишет он «Грачей», которые становятся взволнованной, проникновенной его исповедью, щемящей сердце радостью, тревогой и печалью; становится художественным протестом против застылости и бездуховности в изображении родной природы: манифестом, утверждающим «новое русское осознание красиво го»... Но не только! Картина «Грачи прилетели» — нечто большее, значительное и глубокое! И подспудную и главную суть произведения верно понял И. И. Левитан. «С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа, — писал он, — и безгранич ная любовь к своей родной земле» (выделено мною. — Е. К.). Добавлю — сусанинская безграничная любовь к родной земле! Картина, вобрав в себя негромкую красоту ярославских, костромских и московских земель — сердца России, стала как бы выражением национального характера русского народа, чьим великим представителем и был Сусанин.

Нет, не случайно Саврасов добирался, и, очевидно, с немалыми хлопотами, из Ярославля именно в Молвитино!

...Снег перестал, небо посветлело, и запахи весны словно отодвинули зиму.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Николай Дроздецкий

Спортивный автограф

…И стройный стан

Береги здоровье смолоду