Слалом

И Рахтанов| опубликовано в номере №313, Январь 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

Молодой человек в круглых очках и лыжных брюках внимательно прислушивается к вопросу, с минуту молчит и, наконец, начинает говорить. Голос его уверен и свободен. По всей вероятности, нервы у него в абсолютном порядке. Это Мауэр Владимир Эрдгардович - прыгун с трамплина, слаломист, горнолыжник, мастер и тренер.

Ему двадцать три года, он бывал на Эльбрусе, знает горы.

Через тридцать ворот, сделав тридцать поворотов, проходит к финишу Мауэр. Он старается идти быстрее, чем шел такой же молодой человек перед ним.

Оба участвуют в слаломе.

Спуск крут и стремителен. Флажки расставлены так, чтобы запутать лыжника. Дистанцию он не знает, только флажок указывает ему направление. Поворот, поворот, поворот, который нужно сделать быстрее, чем вы об этом прочли.

Слаломом - чудесным как в сказке норвежским скоростным спуском - наши спортсмены стали заниматься с недавнего времени. Только в 1934 году было проведено первое соревнование на Воробьевых горах.

Снег был похож на борную кислоту: такой крупный, чистый и нетронутый. Тяжелые широкие лыжи из гиккори - эластичнейшего и твердейшего американского дуба - сами неслись вниз со скоростью сорока километров в час. Холодный воздух точно непроницаемая резиновая простыня облекал Мауэра. Со старта был виден финиш. Воробьевы горы в Москве невысоки; проезжая по ним, лыжники думали об Эльбрусе.

Крутые склоны Эльбруса советские слаломисты решили использовать для тренировки. Они уезжали на Кавказ в июле, когда в Москве от жары плавится асфальт.

Они жили в Приюте одиннадцати. Их было много больше. Каждое утро они устраивали скоростные спуски, слаломы, прыгали, кувыркались в мягком снегу.

Искусство горнолыжного спорта точно, продумано, как акробатика. Это искусство требует упорного вдохновенного труда. Сделать поворот на полном ходу нелегко. Долгие часы нужно разучивать движение, разлагать его на составные элементы, анализировать и, наконец, из отдельных мертвых разрозненных частей собрать целое, живое - быстрый, ловкий, единственно возможный поворот.

Лыжники знают три поворота: поворот телемаркинцев, рассчитанный на эффект, на красоту, - поворот с большого разбега; поворот «христиния» - из низкой стойки, сильно упирая на пятки; и, наконец, самый совершенный поворот «темпо - швунг», когда полный вес лыжника перенесен вперед, - этот поворот позволяет легко разворачиваться в самых трудных условиях.

Знаете ли вы, что съехать с горы значительно труднее, чем взобраться?..

Слалом вырабатывает точную ориентировку в горах. Бывают такие положения, когда затерянному на высоте путнику нужно сделать много десятков поворотов, чтобы добраться до сверкающего внизу огонька человеческого жилья.

На Тянь - Шане диверсант перешел границу. И хорошо, если молодой пограничник занимается слаломом, знает скоростной поворот телемаркинцев. В руках у пограничника боевая, принятая на вооружении в РККА винтовка. И кто уйдет от соединения дальности и точности прицела с быстротой слаломиста, идущего в горах на трехслойных лыжах?

Слалом воспитывает в молодом человеке качества бойца - красноармейца: мужество, храбрость, отвагу. Без них нельзя участвовать в состязании.

Несколько лет тому назад у нас, как и в Финляндии, лыжники бегали по озерам: гладкая поверхность, прекрасная лыжня давали возможность показывать предельную скорость.

Горные лыжи завезены к нам из гористой Норвегии. Вначале лыжники пользовались альбергской техникой: из низкой стойки давили на пятку и достигали поворота. Теперь, применяя свободную технику «темпо - швунг», лыжники всю тяжесть тела переносят вперед, на носок. Слаломист - это «обтекаемый человек», человек математических скольжений. Лыжи превратились в тонкий инструмент. Тут уже действует «высший пилотаж».

Таким бегом управляют сотые доли секунды. Уже со старта слаломщики развивают бешеную скорость. Они мчатся через ворота, составленные из флажков, стараясь не сбить по дороге свои опознавательные знаки. Быстро, как сверканье, проходят они дистанцию слалома. Вниз, вниз с сумасшедшей скоростью, которую даже не назовешь кинематографической, - здесь все стремление вперед, земля манит к себе и маленький человечек, на мгновенье управляющий великим законом всемирного тяготения, мчится и мчится вперед, почти не касаясь снега.

Так бежит Мауэр. Изучить новую технику было трудно. Никаких учебников по слалому у нас еще нет, а заграничные или не переведены или не изданы. Мауэр ходил в библиотеку иностранных книг, смотрел журналы, внимательно вглядывался в фотографии, он хотел понять, как блистательные мастера делают свои повороты. Раскрыть секрет, который» затаили немые фигуры, заставить их заговорить! Он составлял отдельные фазы движений, стараясь воображением дополнить недостававшее. Библиотека и снег жили рядом у этого молодого инженера, пишущего сейчас диссертацию на тему о конструкции гоночного мотоцикла. К спорту он подошел как инженер: с чертежами, с рейсфедером, рейсшиной и выкладками. Никаких случайностей: все нужно определить, все понять и обозначить.

Слаломисты почти все - прыгуны с трамплина.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Дзержинский в тюрьме

эпизоды биографии

Ленин жив

Сталин - это Ленин сегодня (Анри Барбюс)

Под Новый год

Из прошлого