Сквозь шторм

Н Голованов| опубликовано в номере №578, Июнь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Штурман парохода «Терек» Иван Жуковец проснулся от сильных толчков. Часы показывали шесть утра.

В иллюминатор, как в объектив бинокля, был виден круг мутножёлтого неба и разъярённой воды. Набросив на плечи тёплую куртку, штурман вышел из каюты.

Вторые сутки шло судно из Усть - Камчатска. Оно вело на буксире большой плот - «сигару» строительного леса для Анапкинского рыбокомбината.

Не впервые экипажу судна буксировать такие «сигары», и каждый рейс сопряжён с большими трудностями. Самое страшное для моряков - шторм. Плот боится шторма. Крупной волной его то высоко поднимает, то с чудовищной силой бросает вниз, и от этого обвязка плота часто ослабевает. А стоит выпасть одному бревну, и вся «сигара» может распасться.

Шторм заметно усилился.

Жуковец поднялся к вахтенному матросу. У штурвала стоял комсомолец Владимир Соловьёв.

- Как дела, Володя?

- Всё хорошо, если бы не плот, - озабоченно ответил штурвальный. - Я вот стою и думаю: проверить бы его надо, за ночь, наверное, сильно расшатало.

В этот момент с рёвом налетела высокая волна и со страшной силой ударила в борт.

Моряков, стоявших на верхней палубе, обдало водой с ног до головы.

- Да, проверить плот необходимо, и сделать это надо немедленно! - крикнул Жуковец и бегом, дробно стуча ногами по трапу, бросился с мостика вниз.

Пароход шёл рывками, резко покачиваясь. Когда судно зарывалось носом в волны, обнажалась корма, и винт, бешено вертясь в воздухе, сотрясал железную громадину.

Не прошло и пятнадцати минут, как секретарь комсомольской организации Иван Жуковец и трое комсомольцев - Геннадий Захаров, Михаил Гончаров и Василий Павлов, - испросив разрешения капитана, уже спускали шлюпку.

На палубу высылал весь экипаж. Трое матросов работали у шлюпбалок, а рядом другая группа моряков держала наготове вторую шлюпку, чтобы в случае чего немедленно придти на помощь товарищам.

Качаясь из стороны в сторону, шлюпка с четвёркой смельчаков отделилась от борта парохода и направилась к плоту.

- Осторожней подходите к «сигаре»! - донеслось с парохода чьё - то предостережение.

Свирепые волны набрасывались на лёгкую лодку. Но вот и плот. Жуковец внимательно вгляделся в ближайший трос обвязки.

- Смотрите, как расшатало! Брёвна под тросами перекатываются одно через другое.

Миша Гончаров положил весло, перебрался на нос шлюпки и спрыгнул на плот. Вслед за ним полетел конец верёвки. Через несколько минут шлюпка была пришвартована к плоту.

Вооружившись топорами и большими молотами, моряки принялись укреплять обвязку. На плоту качало меньше, чем в шлюпке, но донимал пронизывающий холод. От ледяной воды мёрзли руки, распухали пальцы, всё трудней становилось держать в руках инструмент.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

От Шхельды до Ушбы

Беспримерный поход советских альпинистов