Силуэты

Александр Басманов| опубликовано в номере №1252, Июль 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Карамзин был не только писателем и историком, но и удачливым журналистом, редактором и издателем: домашняя библиотека во всяком петербургском, московском или губернском барском доме на рубеже двух прошедших веков была бы неполной без «Детского чтения для сердца и разума», «Московского журнала», «Вестника Европы», «Аглаи» и «Пантеона иностранной словесности». Причем эти книжки не лежали, они зачитывались до дыр.

Он любил холодную работу рассудка, пытаясь отделать рассудительно даже собственную эмоцию, и Новиков упрекал его за это: «Философия холодная мне не нравится; истинная философия, кажется мне, должна быть огненною, ибо она небесного происхождения». Свою любовь к огненной философии знаменитый издатель «Трутня» оплатил потом с лихвой пребыванием в одном из студеных казематов старинной Шлиссельбургской крепости. Карамзин, напротив, не был никогда ни в Шлиссельбурге, ни в ссылке, ни даже под домашним арестом.

В конце жизни, правда, он стал наконец как бы выходить из летаргии галантных грез по «осьмнадцатому столетию» и записал в дневнике: «Либералисты! Чего вы хотите? Счастия людей? Но есть ли счастие там, где есть смерть, болезни, пороки, страсти? Основание гражданских обществ неизменно: можете низ поставить наверху, но будет всегда низ и верх, воля и неволя, богатство и бедность, удовольствие и страдание».

И всю свою жизнь Карамзин старался беречь честь: «Мне гадки лакеи, и низкие честолюбцы, и низкие корыстолюбцы. Двор не возвысит меня». Ему выпала своя, особая и, быть может, неблагодарная по уровню его таланта миссия: быть среди тех, кто предвосхитил русскую литературу великого XIX века. начинавшуюся с Пушкина. «Просветите», – говорил Карамзин и просветительству отдал без остатка жизнь, которая, по существу, обернулась согбенным трудом. И потому, если мы захотим представить себе этого человека во плоти и крови, то увидим его не в щегольском синем сюртуке, со звездой и взбитыми наперед височками, но в старом халате, одного, среди разбросанных на полу книг. Вот он подходит к столу, близоруко щурясь в стальные толстые очки, и если будет тихо, можно даже услышать, как случайно скрипнет половица под его легкими шагами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этом номере

Чаепитие в Хантербери.

15 сентября 1890 года родилась Мэри Кларисса Миллер (Агата Кристи)