Шифр Аркадия Гайдара

А Гольдин| опубликовано в номере №928, Январь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

В 1950 году у дальних родственников Гайдара в Арзамасе мне удалось найти школьный дневник Аркадия за 1917/18 учебный год. Это была записная книжка, специально изданная для ежедневных записей, с различными разделами. В них ученик мог записать расписание занятий в школе, фамилии товарищей по классу, учителей и много других сведений школьного характера. Эту книжку я привез в Москву. С нее сняли фотокопии, и значительная часть дневника была впоследствии опубликована в сборниках, посвященных Гайдару1. И вот недавно, перелистывая этот дневник, я снова обратил внимание на несколько странных, непонятных записей.

__________

1 Жизнь и творчество А. Гайдара. Детгиз. 1964.

...Я вспомнил о шифре Гайдара.

Это было в декабре 1917 года. Аркадий Голиков тогда учился в четвертом классе арзамасского реального училища. Однажды во время перерыва между уроками он показал нам, своим товарищам по классу, листок бумаги, исписанный какими-то странными, непонятными, труднопроизносимыми словами, и попросил нас прочитать его. Мы ничего не могли понять. Какой-то абракадаброй выглядело то, что он дал нам.

По окончании уроков Аркадий, очень довольный, с лукавой улыбкой сказал нам, что он изобрел свой собственный шифр и впредь будет пользоваться им для записей того, что, кроме него, никто знать не должен. Проверкой, которая была произведена, он остался весьма доволен. Если никто из нас ничего не понял, значит, шифр надежный. Он и впоследствии никогда нам, своим школьным друзьям и товарищам, ключа к своему шифру не раскрывал.

Известно, что Гайдар до последних дней своей жизни пользовался шифрованными записями. И уже будучи на фронтах Отечественной войны военным корреспондентом, он говорил своим друзьям: «С дневниками советую быть поосторожней. Если ведете их, придумайте свой шифр. Все может случиться». Несомненно, что этот шифр военных лет был более совершенным, сложным, нежели шифр детских лет, но тогда для нас, его сверстников, он был совершенно надежным и таинственным. Однако теперь, перечитывая дневник Гайдара, мне легко удалось прочесть зашифрованные им в детстве записи.

...24 октября 1917 года Аркадий записывает в своем дневнике: «емчемтимд лакофецхей». При расшифровке эти слова читаются так: «инцидент Роговицкий». В чем же тут дело?

У нас, в реальном училище, преподавателем рисования и черчения был Николай Викторович Роговицкий. По его предметам у Аркаши в течение ряда лет была только одна отметка: двойка. Очень редко оценка по рисованию и черчению поднималась до тройки. Надо признать, что эти отметки были объективны и справедливы, так как никаких способностей чертить и рисовать у Аркадия не было. Так что же зашифровал Аркадий в своем дневнике?

Дело в том, что в конце октября 1917 года в реальном училище была открыта выставка рисунков учащихся. Реалисты всех классов давали свои школьные и домашние рисунки Николаю Викторовичу, а он отбирал лучшие из них для экспозиции. За несколько дней до открытия выставки Аркадий принес Роговицкому свое «произведение». То, что он принес, рисунком назвать было нельзя. Он взял лист бумаги, неровно закрасил его красной краской и посередине его написал чернилами печатными буквами «За свободу!». Получилось нечто вроде очень примитивного, плохо выполненного плаката. Преподаватель отказался поместить этот рисунок на выставке. Аркадий огорчился и, ничего не сказав, взял свой листок и вышел из учительской. Но в день открытия выставки мы увидели этот листок прикрепленным кнопками к доске.

В тот же день Аркадия вызвали к директору. Вот почему появилась в дневнике зашифрованная запись «емчемтимд лакофецхей».

В 1915 году в Арзамасе впервые был открыт кинотеатр. Как-то, увидев фильм, в котором было много драк, дуэлей, погони, мы, реалисты, начали драться друг с другом на палках. Школьная администрация этого нашего увлечения не поощряла. И вот в дневнике Аркадия появилась запись: «Меня и Шнырова директор заметил, когда мы дрались на палках, и базрор моз танай», что следует читать: «И послал нас домой». Это было наказанием. Вот почему Аркадий зашифровывает это обстоятельство.

После Октябрьской революции Аркадий Голиков выполнял поручения старших товарищей — большевиков: дежурил в Совете депутатов, патрулировал по городу. Ему доверяли. Дали оружие, когда ему было всего 14 лет. Он настойчиво просил принять его в партию. Больших трудов стоило убедить Аркадия, что он еще слишком мал, но что его обязательно, когда он вырастет, в партию примут. Увлеченный политической работой, он начал пропускать занятия в школе.

Как-то в конце февраля 1918 года Аркадий пропустил несколько уроков. Вскоре в школе прошел слух о том, что Голиков тяжело ранен и лежит дома. Несколько близких друзей после уроков пошли его навестить. Но дома мы его не застали. Узнали, что ранение легкое и что Аркадий, получив медицинскую помощь, с повязкой на груди снова дежурит в Совете депутатов. Через несколько дней он рассказал нам, что с ним произошло, когда он возвращался с дежурства в Совете депутатов.

Темной февральской ночью преступник напал на Аркадия и ударил ножом. К счастью, нож попал в ребро и рана оказалась поверхностной. Увидеть преступника Аркадий не сумел.

И вот 28 февраля 1918 года Гайдар записал в своем дневнике: «Меня ранили ножом в грудь, на перекрестках. Был в Совете». И дальше зашифрованное слово: «Ровагавен». Признаюсь, мне до сих пор не удалось расшифровать это слово. Возможно, что Аркадий, учитывая особую серьезность случая, употребил более сложный шифр. Во всяком случае, это слово, несомненно, имеет прямое отношение к ранению. Может быть, он записал имя подозреваемого им убийцы? Кто знает? Помню, в 1932 году я виделся с Аркадием, и мы вспоминали наше детство, Арзамас, школу, товарищей...

Когда я заговорил с ним об этом ранении, он очень неохотно, как о чем-то очень несущественном, вспомнил об этом эпизоде, едва не стоившем ему жизни.

Я умышленно не привожу ключа к этому довольно несложному гайдаровскому шифру. Имея перед собой зашифрованные и расшифрованные тексты, приведенные мною, очень легко разгадать таинственные записи Аркаши Голикова.

А вот не поддающееся расшифровке слово «Ровагавен» еще ждет своего раскрытия.

Если читатели этих строк смогут раскрыть смысл непонятного слова, может быть, удастся внести некоторую ясность в историю покушения на Аркадия Гайдара.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Мертвые не возвращаются

К 90-летию со дня рождения Джека Лондона