«Щука» не спускает флаг

Г Щедрин| опубликовано в номере №892, Июль 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

СКОЛЬКО РАЗ ВАМ ВСТРЕЧАЛАСЬ ФАМИЛИЯ КУЗЬМИН? МОЖЕТ, ДЕСЯТЬ, МОЖЕТ, СТО. ПРОСТАЯ ФАМИЛИЯ, И ОЧЕНЬ «ФЛОТСКАЯ»: СРЕДИ ТОВАРИ-ЩЕИ-МОРЯКОВ Я ЗНАЛ МНОГИХ КУЗЬМИНЫХ. НЕДАВНО В СПИСКАХ ЛИЧНОГО СОСТАВА ОДНОГО ИЗ ПОДВОДНЫХ СОЕДИНЕНИИ МНЕ ВНОВЬ ВСТРЕТИЛАСЬ ЭТА ФАМИЛИЯ. КУЗЬМИНА ЗОВУТ ВАЛЕРИЕМ ПАВЛОВИЧЕМ. ПАВЛОВИЧ... НЕ СЫН ЛИ ОН ТОГО КУЗЬМИНА, КОТОРЫЙ ПЛАВАЛ НА БАЛТИКЕ?

Впервые эту историю я услышал в годы войны, хотя в то время гибель каждого корабля держалась в строжайшей тайне. Но легенда ходила. Из одного морского экипажа в другой, с Балтики на Север, оттуда даже на Тихий океан. До меня она дошла от морского летчика Евгения Цыганова.

...Утром 21 мая 1943 года в самой узкой части Финского залива воздушная разведка обнаружила вражеские сторожевики. Их скорости и курсы свидетельствовали, что охотники преследуют подводную лодку, забрасывая ее глубинными бомбами. В дело ввязалась наша авиация. Вскоре один сторожевик пошел на дно. Второй получил тяжелые повреждения (в этой «работе» принимал участие Цыганов). Затем «ИЛы» капитана Карагодина потопили еще один вражеский корабль.

Но лодке, видимо, приходилось туго. Из-за колоссального количества мин, поставленных кораблями и самолетами, эти воды моряки называли не иначе как «суп с клецками». А тут еще сторожевики...

Хоть и поредевшая, флотилия охотников продолжала преследовать подводный корабль. Затем лодка неожиданно всплыла. Блеснули огоньки орудийных выстрелов. Всплески разрывов встали у борта катеров. Лодка вступила в артиллерийский поединок по крайней мере с пятью вражескими кораблями. Две пушки против десятков пулеметно-артиллерийских стволов! От лодочных залпов взорвался один катер, запылал второй. Что было дальше? Этого никто не знал.

Мне же вся эта история представилась совершенно исключительной. Дело в том, что лодка с двумя малокалиберными пушками могла быть только «Щукой». Страшная в своей стихии – под водой, на поверхности моря она представляет относительно тихоходный корабль с весьма слабым вооружением. Стоит ей получить малейшую пробоину – и лодка уже не способна продолжать выполнение боевой задачи без заводского ремонта. Почему же «Щука» решилась на надводную встречу с врагами в самых невыгодных для себя условиях? Ясно, что всплыть подводников заставили самые крайние обстоятельства. Ведь выйти победителем из артиллерийского поединка с дивизионом противолодочных кораблей или уцелеть в таком бою – шансов практически никаких.

Как же протекал и чем кончился беспримерный бой? Долгое время эти вопросы оставались загадкой. Но вот с Черного моря на Север перешел служить Герой Советского Союза капитан 3-го ранга Ярослав Константинович Иоссилиани. Рассказывая о друзьях, он однажды поведал о гибели своего товарища по училищу Павла Кузьмина, который командовал на Балтике «Щукой» – «Щ-408». И я услышал знакомую уже историю, но обросшую некоторыми подробностями.

Всплывшая «Щука» подверглась ожесточенному артиллерийскому обстрелу и получила несколько прямых попаданий. Изуродованный взрывами корабль стремительно пошел на глубину и ударился о грунт. В отсеках зажурчала вода. И тут прозвучали команды:

– Артиллерийская тревога! Срочное всплытие! Продуть главный балласт!

Лодка медленно оторвалась от грунта. Мотористы во главе с главным старшиной Романиным и старшиной 1-й статьи Родионовым готовили к пуску дизели. Главный старшина Дряхлое и старшина 2-й статьи Евстигнеев приготовили к выстрелу торпедные аппараты. Боцман Колпаков и командир отделения Бритвин управляли рулями. В электромоторном отсеке у ходовых станций ждали приказаний мичман Старостин и электрик Воеводин. Штурман старший лейтенант Игорь Михайлович Орлов отмечал на карте точку всплытия. Фельдшер Николай Борзенко готовил операционный стол. Все они понимали, что наступает «последний парад».

Увидев внезапно всплывшую подводную лодку, фашисты, очевидно, решили, что она сдается на милость победителей. Они ждали белого полотнища. Но «Щука» открыла огонь и подожгла один из охотников. Два катера взорвались от прямых попаданий и детонации собственных глубинных бомб, два других получили повреждения, но и лодка доживала последние минуты. Ход был потерян, она кренилась. Теперь уже стреляло только одно орудие, и то редко, наверное, у него находился последний оставшийся в живых комендор. Вскоре смолкло и оно: драться было некому. Вражеские катера, ободренные молчанием лодки, подошли вплотную к ее борту. И тут раздался оглушительный взрыв...

Такова легенда.

А вот что рассказали документы.

Павел Семенович Кузьмин родился в 1914 году в Грозном. Там окончил школу, там стал комсомольцем. По окончании девятилетки некоторое время работал машинистом на городской электростанции. Здесь, вдали от моря, он совершил свой первый подвиг.

...Из строя вышла топка котла. Одному из агрегатов грозила остановка. Предприятия города могли остаться без электроэнергии. Нужен был немедленный ремонт деталей в горячей топке. И Кузьмин пошел в пекло. Когда усталый машинист вылез из топки, пожилой рабочий, скупой на похвалу, сказал:

– Молодец, Паша! Годишься в моряки!

Слова оказались пророческими. Павел стал моряком. В годы войны его назначили командиром только что вступившей в строй «Щ-408».

В боевой поход «Щ-408» вышла 7 мая 1943 года. От Кронштадта до острова Лавенсаари ее эскортировали тральщики и малые охотники.

По пути встретили десять плавающих мин. Их уничтожением занимались тральщики. На рейд Лавенсаари прибыли благополучно. Здесь произвели полную зарядку аккумуляторов и получили последние данные о минных заграждениях противника к западу от стоянки лодок.

Охотники вывели «Щ-408» в точку погружения, пожелали ей счастливого плавания, и ее самостоятельный поход начался... К намеченному сроку «Щ-408» не вернулась.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены