Щели для врага

А Г| опубликовано в номере №296, Август 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Органы Народного комиссариата внутренних дел, руководимые верным сыном партии Ленина - Сталина Н. И. Ежовым, за последнее время разоблачили и ликвидировали несколько гнезд шпионско-диверсионной работы иностранных разведок.

Враги народа, агенты фашистских разведок, были обнаружены и в ряде комсомольских организаций.

Проповедуя вражескую «теорию», будто врагов в комсомоле не может быть, используя потерю бдительности и политическое ротозейство, эти подлые изменники родины проводили свою контрреволюционную диверсию среди молодежи. Они стремились вселить в сознание молодежи неверие и вражду к коммунизму. Они пытались подорвать в глазах молодежи авторитет нашей большевистской партии. Они не только пытались, но и всеми мерами содействовали развалу политической работы в комсомоле, срыву марксистско-ленинского образования членов ВЛКСМ.

Одним из главных методов работы врага является бытовое разложение молодежи. Этим методом широко пользуются резиденты фашистских разведок, которые еще не все пойманы. Молодежь должна знать эти уловки шпионов, чтобы уметь во время их разоблачать и сообщать о них в органы НКВД.

Выступая на собрании московского актива комсомола, секретарь ЦК ВЛКСМ тов. А. Кесарев указывал, что у нас распространено неправильное представление о том, будто быт - личное дело каждого отдельного работника. Многие ошибочно думают, что работа - само собой, а быт, личная жизнь - сама по себе. Между тем факты доказывают, что бытовое разложение, в конечном счете, неизбежно приводит к политическому разложению. И там, где процветают пьянки, банкеты, разврат, там всегда надо искать руку врага и наверняка ее можно отыскать.

* * *

Некий учитель танцев И. был известен в городе Куйбышеве как «знаменитый московский танцевало».

Выдавая себя за комсомольца и успешно подвизаясь на танцевальных площадках города Куйбышева, И. окружил себя друзьями, известными среди хулиганствующей молодежи под кличками «Арон», «Дитя Торгсина», «Пеликан» и др.

«Арон» горделиво сообщал всем, что выслан из Ленинграда. Жизнь его была заполнена непрерывными ресторанными кутежами, к которым он привлекал иных, падких на «веселье» куйбышевских простофиль. «Дитя Торгсина» спекулировало раньше торгсиновскими бонами, потом промтоварами. «Пеликан» утверждал, что работает в ремонтных мастерских Приволжского военного округа, что было ложью, хотя к работе военных учреждений он действительно проявлял непомерный интерес. «Пеликан» сорил направо и налево деньгами. Из других завсегдатаев городской танцевальной площадки выделялся парикмахер, выдававший себя за члена крайисполкома, и кладовщик оперного театра, именовавший себя членом бюро горкома комсомола. Руководил площадкой сын высланного из Ленинграда религиозного деятеля С.

Руководитель площадки конспиративным топотом предлагает отдельным избранникам за дополнительные 40 рублей посвятить их в течение нескольких домашних уроков во все тайны стиля, в том числе и самого изысканного, «харбинского»...

Итак, поверхностный наблюдатель слышит музыку, видит танцующие пары. А между тем, за ширмой веселья, враг ведет свою гнусную работу.

Несколько лет назад на танцевальных площадках появились «харбинские» танцоры. Они стремились завести знакомство с молодыми рабочими, работающими в оборонной промышленности, на транспорте, в авиации, особенно с теми из них, которые были одержимы какой-нибудь «страстишкой»: неумеренным аппетитом к вину, склонностью к стяжательству, разнузданности.

Обнаружив слабость заинтересовавшего его лица, «харбинец» пускает в ход все средства.

Молодого парня он познакомит с красивой девушкой, которых у него «обширный выбор».

Кроме того «харбинец» сорит деньгами. Ему ничего не стоит оплатить любой ресторанный счет, взамен чего он просит пустячок: расписку с точным обозначением домашнего адреса и служебного телефона.

Шпион втирается в доверие, проникает в компанию молодежи, возит ее по ресторанам, спаивает, одалживает деньги. При этом он стремится одолжить как можно большую сумму, рассчитывая на то, что вернуть ее должник не в состоянии. Вот случай, произошедший в Москве, в Центральном парке культуры и отдыха.

Иностранный разведчик завел знакомство с двадцатилетним комсомольцем, сыном научного работника гражданина Д. Разведчик пригласил комсомольца в Большой театр, потом в оперетту. После первого сближения он стал расспрашивать, как гражданин Д. живет, какова его семья, кто где работает, не нуждается ли в чем. Рассказывая ответно о себе, шпион, разумеется, лгал, не без основания рассчитывая на то, что Д. окажется простачком. Д. познакомил шпиона с рядом своих товарищей, среди которых были работники предприятий, представляющих для иностранных разведывательных органов определенный интерес. Вначале новый знакомый не задавал неудобных вопросов, не делал никаких предложений о шпионской и осведомительной деятельности. Но так было лишь вначале... А потом, подлавливая, соблазняя, угрожая, играя на всяких слабостях, используя нравственную нечистоплотность и неустойчивость этих, с позволения сказать, «граждан», разведчик связался с некоторыми из них по линии прямого шпионажа.

Нередко разведчики пробуют свою жертву на антисоветском анекдоте. В том же парке культуры и отдыха подвизался некий «весельчак», охотно вступавший в беседу с незнакомыми людьми. Беседа начиналась обычно с самых невинных прибауток и эпиграмм. Потом «весельчак» вворачивал анекдотец каверзного смысла. Рассказывая, он пытливо следил за своим собеседником. Если человек воспринимал его россказни так, как ему требовалось, он переходил к более рискованным темам. Чаще всего такие разговоры продолжались за столиком в ресторане, за бутылкой вина.

Случайные знакомства приводили иногда к тому, что враг проникал в дом к неосмотрительным молодым людям, становился частым гостем, необходимым участником домашних вечеринок, именин, празднований. Гостеприимный хозяин зачастую не решится даже спросить малознакомого ему парня, пришедшего вместе с группой товарищей по цеху или школе, где он работает и как его зовут.

На квартире комсомольца Ф. собралась повеселиться обширная компания. В середине ночи появился один из приятелей хозяина. К., с ватагой слегка подвыпивших типов и патефоном. На рассвете одна компания удалилась, появилась другая. Какие-то малознакомые люди снова приходили с патефонами и пластинками. Утром следующего дня в квартире К. был произведен обыск. В альбоме патефонных пластинок была обнаружена пластинка «Боже, царя храни». Оказалось, что эта пластинка была умышленно оставлена здесь. Подбросивший ее наметил следующий «план»: на другой день один из его соучастников, затесавшийся в компанию друзей К., должен был, как бы случайно, обнаружить пластинку в альбоме и, «возмутясь», заявить хозяину, что он сообщит об этом в комсомольскую организацию. Если этот маневр удастся, он начнет шантажировать К, а потом и вытягивать у него шпионские сведения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены