Инквизиторы прошлого и настоящего

С Лозинский| опубликовано в номере №296, Август 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

В 711-м году нашей эры арабы нанесли страшное поражение испанцам на берегу реки Гвадалете, почти у самого впадения ее в Кадикскую бухту. С этого момента и начинается быстрое завоевание арабами Иберийского полуострова, продолжавшееся менее трех лет. Необыкновенный успех арабов объяснялся массовым переходом на их сторону испанского крестьянства, ненавидевшего своих угнетателей - светскую и духовную феодальную знать.

В течение нескольких столетий (VIII-XII) арабская Испания являлась как бы очагом пропаганды веротерпимости и свободы мысли. Один из ее лозунгов гласил: «Знание есть величайшее украшение человека».

После того как крестовые походы в Малую Азию помогли завязать торговые связи между Западом и Востоком, посредничество семитов - арабов и евреев - стало для европейцев обременительным. Европейцы сами желали использовать выгоды посредничества, и по Европе покатилась волна антисемитизма, вынудившая арабов ограничить торговые сделки.

23 независимых государства - taifa - на территории арабской Испании не имели сил сопротивляться Испании католической. Население арабской Испании, насчитывавшее немало евреев, пользовавшихся там всеми гражданскими правами, было оттеснено к югу.

Для того чтобы закрепить свои успехи, дворянство искусственно возбуждало в народе религиозный фанатизм и воинственные настроения. Открытое провозглашение феодальных порядков оттолкнуло бы от победителей крестьянскую массу, знавшую в дни господства арабов лишь сравнительно легкий оброк - tadul - и не желавшую подставлять свою шею под тяжелое «христианское» ярмо. Поэтому дворянству приходилось пускать в ход демагогические приемы: крестьянам предоставлялись известные вольности, и давалось обещание не ухудшать их положения.

Король в эту эпоху весьма часто выступал в роли защитника горожан. На пограничных линиях расширившейся христианской территории появились новые города-крепости, в которых жили охранявшие их своеобразные рыцари-стрельцы, бывшие в мирное время нетто, ремесленниками, нетто, мелкими землевладельцами. Борясь с политическими (притязаниями светских и церковных грандов, король сближался с этими жителями городов, давая им разные вольности fueros - и играя на противоположности интересов горожан и крупных землевладельцев.

Привилегированные в гражданском и политическом отношениях, но беспомощные и хилые экономически, горожане-воины ненавидели своих сильных в экономической области конкурентов и требовали от правительства суровых репрессий по отношению к ним. Это недовольство полуремесленной городской массы арабско-еврейским населением сумела ловко использовать церковь.

Под руководством церкви началось по всей Испании погромное движение под лозунгом «Смерть или принятие христианства». В одной лишь Севилье 6 июня 1391 года погибло в пламени свыше 6 тысяч евреев и арабов; общее количество жертв в Испании в черные годы погромов определяется в 50 - 60 тысяч. Сюда не входят многочисленные евреи и арабы, принявшие ради сохранения жизни католическую веру. Евреи, обращенные в христианство, получили название маранов, а скрестившихся арабов стали называть морисками; те и другие известны также под именем новохристиан.

Попытка неудачливых испанских лавочников и ремесленников избавиться от более искусных и проворных конкурентов путем обращения их в католическую веру не могла разрешить социального противоречия. Мало того, эта попытка лишь обострила конфликт, так как для «истинных» испанцев успешная конкуренция с полноправными новохристианами оказывалась более трудной, чем с полубесправными, «презренными» семитами.

Церковь все настойчивее выдвигала иной, давно ею испытанный способ борьбы с врагами, способ, почерпнутый из евангелия от Иоанна: «Кто не пребудет во мне, извергнется вон как ветвь и засохнет, а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают». Этот способ - сожжение на костре.

Но арабы и евреи не могли быть «засохшими ветвями», так как никогда и не принадлежали к древу «истинной церкви». С ними могла быть лишь одна расправа: изгнание из Испании, чтобы «зловонным исчадием» своим не заражали они христианского населения, превращая истинных христиан в еретиков, подлежащих исправлению через сожжение на костре.

В 1478 году папа Сикст IV опубликовал буллу, в которой говорилось о существовании в Испании ложных христиан и о просьбе королей Фердинанда и Изабеллы положить конец этому злу. «Во внимание к желанию королевской четы» папа разрешил короне назначить трех представителей белого и черного духовенства, для того чтобы они с корнем вырвали из Испании еретиков, их пособников и защитников. Булла эта явилась исходным пунктом долгих переговоров между папой и королем Фердинандом о том, какова будет доля добычи каждой стороны и в чем будет проявляться контроль королевской власти над деятельностью инквизиции. В конце 1480 года между Римом и Мадридом состоялось соглашение: генеральным инквизитором с неограниченной властью был назначен духовник королевы Изабеллы монах Томас Торквемада, львиная доля поступлений от конфискаций имущества еретиков давалась инквизиции.

Первый торжественный акт сожжения - аутодафе - еретиков святой испанской инквизицией произошел 6 февраля 1481 года в Севилье. Было сожжено 6 иудействующих еретиков. Затем деятельность генерального инквизитора Торквемады приняла огромные размеры. За семнадцать лет (1481 - 1498) инквизицией было сожжено живьем 11 272 человека.

Если заподозренный в ереси под пыткой признавался в своей вине, он подлежал либо сожжению живьем на костре либо, в виде особого снисхождения, - предварительному задушению, а потом уже сожжению. Если же обвиняемый отрицал свою вину, он провозглашался упорствующим еретиком, и смерть в огне была для него неминуема.

22 сентября 1609 года вышел декрет об изгнании из Испании морисков (крещеных арабов). Поднятое морисками в Валенсии восстание было подавлено со страшной жестокостью. Около трех четвертей миллиона человек вынуждено было покинуть страну, которую их предки превратили в самое цветущее государство Европы. Французский историк XVII века писал: «На карте Испании в тысяче мест написано: «despoplado (не населено); в тысяче мест дикая природа заменила пашни; заметьте направление пустырей и справьтесь с реестрами комиссаров изгнания, - вы увидите, что мориски населяли эти пустыни. Покинутая земля сделалась достоянием воров».

В 1789 году король Карл IV издал закон, которым французские революционные идеи объявлялись ересью и подлежали отныне ведению инквизиции. Страницы инквизиционных трибуналов запестрели именами «преступников», читавших сочинения Вольтера, Руссо, Дидро и Даламбера.

В годы нашествия Наполеона инквизиция была отменена как «противоречащее суверенитету светской власти учреждение». Национально-освободительное движение, возникшее на почве общей революционной ситуации того времени, подтвердило необходимость этой отмены.

Однако в 1814 году инквизиция была восстановлена. Снова взялись за работу инквизиционные трибуналы, на этот раз под названием религиозных судов.

Наиболее громким процессом в дни реставрации испанских Бурбонов был процесс Кайстана Риполя. Риполь был зарегистрирован иудействующим за то, что он где-то заявил, будто сущность каждой религии заключается в изречении «Не делай другому того, чего не желаешь, чтобы делали тебе».

Сожжение Риполя вызвало негодование в либеральных кругах Европы, и даже папа Пий VIII должен был откликнуться на «чрезмерные страдания» жертв религиозных трибуналов 15 июля 1834 года инквизиция была уничтожена; вместе с нею были изгнаны из Испании иезуиты.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены