Шаг первый, второй, будущий…

И Сергеева| опубликовано в номере №928, Январь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

В театральном мире дебюты редко остаются незамеченными: о них пишут, говорят, даже называют событием, если дебют был удачен. Но бывает, что пройдет два-три года, все это забывается, и имя дебютанта стирается в памяти тех, кто говорил, видел, писал о нем...

К счастью, у Людмилы Максаковой все получилось иначе. Правда, начало ее творческой жизни в театре так же традиционно, как и у всех дебютантов. Хотя не каждый дебютант вырос в такой известной «театральной» семье: ведь мама Люды — замечательная певица Мария Петровна Максакова.

О первой роли Л. Максаковой — роли Маши Чубуковой в «Стряпухе замужем» — в 1961 году и говорили и писали, хотя выдающимся событием это не стало. Было обаяние молодости, свежести, задора в Маше — Максаковой, попавшей из института в кубанское село, где все то, что ей казалось простым и понятным: система Станиславского, перевоплощение и другие сценические премудрости, — неведомы колхозникам, а житейские премудрости еще неведомы, в свою очередь, ей самой. Было даже что-то общее между актрисой, которая только окончила училище имени Б. В. Щукина и впервые вышла на сцену театра имени Евгения Вахтангова, и Машей, впервые столкнувшейся с жизнью.

Но главное в этом дебюте заключалось не в удачном раскрытии образа, а в каком-то удивительном ощущении у актрисы радости и праздника от пребывания на сцене.

Забывалась неопытность актрисы, и оставалось чувство радости, верилось, что первые шаги Люды Максаковой по сцене — это залог уверенного второго, третьего, будущего...

Потому что без ощущения, что в данный момент свершается такая ответственная встреча со зрителем, вероятно, трудно создать что-либо значительное.

И это «значительное», обещанное нам, пришло с ролью Маши в «Живом трупе» — в следующей работе Люды.

В ее Маше нет подчеркнуто цыганского колорита, она олицетворение женской чистоты и самоотверженности в любви. Она целиком оправдывает слова Феди Протасова, назвавшего ее «бриллиантом», чистые и яркие грани которого отражаются в душах людей, встречающих ее на своем пути. Полная добра к людям, гордая и достойная во всех своих поступках, Маша и к себе вызывает добрые чувства. Надо сказать, что Максакова, остро чувствуя форму спектакля, роли, грациозная, пластичная и в танце, и в походке, и в манерах, проносит сквозь весь спектакль чистоту, достоинство, гордость любви.

Это чувство формы полнее всего раскрылось в «Принцессе Турандот», где Людмила Максакова играет Адельму, татарскую княжну, попавшую в плен к Альтоуму, отцу ее соперницы в любви — принцессы Турандот. Незатейливый сюжет сказки, расцвеченный режиссерской фантазией гениального Е. Б. Вахтангова, вылился еще в 1922 году в новое течение театрального искусства, названное самим Вахтанговым «фантастическим реализмом». Сочетание этих, казалось бы, несовместимых понятий и привело к острой и театральной форме постановки. Возобновив спектакль в 1963 году, Р. Н. Симонов сохранил в нем вахтанговские приемы, овладеть которыми оказалось нелегким трудом для молодых исполнителей. Сложная, эмоционально гротескная роль Адельмы в результате этого труда стала лучшей ролью Люды в театре.

Великолепное чувство ритма, юмор, страсть и одержимость делают сказочную героиню «фантастически реальной».

Надо сказать, к большой чести Максаковой, что каждая роль ее, будь то главная или эпизодическая, — это труд, поиск, волнение, творчество.

За четыре года на сцене театра имени Евгения Вахтангова Люда сыграла, помимо ролей, о которых тут уже сказано, Нину в «Черных птицах» Н. Погодина — образ человека, утратившего идеалы и оттого сломленного, циничного, Варьку — разбитную украинскую колхозницу в «Правде и Кривде» М. Стельмаха, наивную и застенчивую десятиклассницу Майю в «Иркутской истории» А. Арбузова, кокетливую служанку Фрузю в «Дамах и гусарах» А. Фредро и во многих эпизодах.

Большим событием в жизни Люды была ее первая роль в кино. В картине Г. Чухрая «Жили-были старик со старухой» она сыграла дочь стариков — Нину, нашу современницу. Небольшая роль, но за короткие мгновения на экране актриса сумела рассказать о человеческой судьбе, сложном и противоречивом характере своей героини. Картина Г. Чухрая носит полемический характер. Ставится вопрос о понимании счастья, смысла жизни. Режиссер не навязывает своего мнения — его герои думают и дают подумать зрителю. Вот это и привлекло Л. Максакову в картине, когда ей предложили сниматься. «Мне хочется играть людей думающих, людей необычной судьбы», — говорит актриса.

Люду видел не только советский зритель — она ездила с труппой на фестиваль драматических театров в Венецию, в Грецию, на кинофестиваль в Канн со своей первой картиной.

Короткие четыре года, а сколько работ, событий, впечатлений!..

Недавняя дебютантка не дает забыть о себе. Любители театра и кино ждут следующих работ Людмилы Максаковой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены