Последние дни Патриса

Борис Пиляцкин| опубликовано в номере №928, Январь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

17 января исполнилось пять лет со дня злодейского убийства великого сына Африки Патриса Лумумбы и его боевых друзей Окито и Мполо. Уничтожив руками своих марионеток премьер-министра Республики Конго, империалистические круги установили в этой многострадальной стране проколонизаторский, диктаторский режим. Мобуту, Нендака и прочие, находящиеся сегодня у власти в Конго, — это те, кто вместе с Чомбе подготовил и осуществил злодейский заговор.

Политиздат выпускает книгу-памфлет Бориса Пиляцкина «Оборотни из джунглей» о политической карьере нынешних правителей Конго, участников убийства Патриса Лумумбы. Мы публикуем отрывок из книги, рассказывающий об обстоятельствах трагической гибели незабвенного Патриса.

Летом 1964 года, возвратившись с благословения своих западных хозяев из мадридских бегов в Конго, Чомбе при содействии Мобуту, Нендаки и других политиканов уселся в заветное премьерское кресло. «Клоун», как его однажды метко назвал генеральный секретарь Организации объединенных Наций, все минувшие годы боровшийся против центрального правительства, напялил на себя тогу умиротворителя и выразителя общенациональных интересов страны.

Кажется, премьер-министру Конго не худо бы изобразить из себя отца нации и великого гуманиста? Пожалуйста! Чомбе пускается на ловкий трюк — объявляет амнистию и освобождает Антуана Гизенгу, долгие месяцы томившегося в заключении на пустынном, заболоченном острове Болабемба, Вместе со стойким борцом за счастье конголезского народа два с половиной часа Чомбе разъезжает в открытой белой машине по улицам Леопольдвиля: дескать, смотрите, его поддерживает самый близкий друг и продолжатель дела Лумумбы!

Лишь новоиспеченный премьер да его приближенные знают, что Гизенгу насильно усадили в автомобиль. Важно другое. Западные корреспонденты немедленно подхватили сенсацию и разнесли по миру. Пройдет короткое время, и Гизенга, осудивший чомбовский режим, снова окажется в застенках охранки. Опять конголезцы, как и миллионы людей в разных уголках планеты, будут тревожиться за его судьбу, спрашивать: «Где Гизенга? Что с ним?»

Но пока идет первый акт спектакля «национальное примирение», и Чомбе отправляется в Стэнливиль.

Этот город на северо-востоке страны, традиционный оплот патриотических сил, видел немало радостных и горьких событий. Отсюда руководил революционным правительством Антуан Гизенга, именно в Стэнливиль пытался прорваться бежавший из-под ареста Патрис Лумумба. Он все же достиг города. Изваянный скульптором монумент в память Лумумбы поднялся на одной из городских площадей как символ непокоренного Конго, свидетельство несокрушимой воли миллионов конголезцев к подлинной свободе и независимости: за стеклянной стенкой высокого белого прямоугольника портрет во весь рост. Правая рука Патриса поднята, левая лежит на цветном глобусе.

Итак, Чомбе отправляется в Стэнливиль, скорбно склоняется у подножия памятника Патрису и возлагает венок к дощечке с надписью: «Освободитель Конго премьер Патрис Эмери Лумумба. Герой независимости и единства. Убит 17 января 1961 года в Катанге». Вряд ли можно представить себе более наглядное воплощение гнусности и лицемерия, чем коленопреклоненный убийца с цветами у памятника своей жертвы!

Много слов и сил потратил Чомбе на то, чтобы смыть с себя страшное клеймо, переложить ответственность на других. Когда 13 февраля 1961 года его ближайший подручный, тогдашний министр внутренних дел Катанги Годфруа Мунонго официально объявил, что Патриса Лумумбы больше нет в живых, он цинично добавил: «Конечно, нас обвинят в том, что его убили мы. На это я отвечу: докажите!»

Да, палачи и заговорщики постарались замести следы своего кровавого преступления. Уничтожили документы, устранили опасных свидетелей. Одного нельзя было скрыть: Патриса Лумумбу и его боевых соратников убили в Катанге, в Элизабетвиле. Значит, роковая цепь замыкалась на Чомбе и его окружении. Но как распределялись роли убийц, кто был исполнителем злодейского приказа, когда возник и кем планировался заговор? На эти вопросы можно было дать лишь предположительные ответы.

И вдруг 31 января 1964 года в Брюсселе взорвалась «бомба». Бельгийский еженедельник «Пуркуа па?» напечатал явно инспирированное интервью Пьера Давистера, взятое им у экс-президента Катанги на мадридской вилле «Каунис». Чомбе не только излагал знакомому журналисту новую версию убийства Лумумбы, но и рассказывал о многих деталях заговора против законного правительства Республики Конго.

Причину столь неожиданной словоохотливости нетрудно было разгадать. Готовясь к возвращению в Конго и понимая, что без разъяснения «дела Лумумбы» ему не обойтись, катангский оборотень решил выгородить себя, а всю вину взвалить на тогдашнего премьер-министра Адулу и Ко. Без обиняков Чомбе заявил в интервью: «Я хочу вернуть себе место в политической жизни моей страны. Поэтому я решил говорить...»

Но эти откровения не понравились бельгийским властям. Осмелевший слуга довольно сильно наступил им на «любимую мозоль». Выболтал, что тогдашний министр иностранных дел Бельгии Пьер Виньи не только одобрил план убийства Лумумбы, но и согласился ассигновать для борьбы против законного правительства Конго три миллиона франков «для начала», открыв заговорщикам зеленую улицу.

В воздухе запахло крупным политическим скандалом. По распоряжению бельгийского министра юстиции Вермейлена еженедельник «Пуркуа па?» был конфискован.

Через несколько месяцев Чомбе уселся в кресло премьера и, как следовало ожидать, постарался замять кампанию, начатую им в чисто спекулятивных целях. Что же касается премьер-министра Сирила Адулы (Чомбе назвал его в числе участников убийства Лумумбы), то он поспешил выступить с опровержением, многозначительно заявив: «Ему бы лучше молчать о вещах, о которых он знает слишком много...»

Адула обещал привлечь Чомбе к ответственности за клевету и возбудить дело в суде. В свою очередь, министр юстиции Жюстэн Бомбоко сообщил о решении конголезского правительства провести самое тщательное расследование гибели Патриса Лумумбы. Это обязательство постарались предать забвению. Не состоялся и судебный процесс, который Адула грозился возбудить.

В нашумевшем интервью Пьер Давистер прямо спросил Чомбе:

— Смогли бы вы назвать в точности день или хотя бы период времени, когда вас впервые посвятили в планы устранения бывшего премьера (Лумумбы. — Б. П.)? Под устранением я имею в виду возможность...

— Я вас отлично понял, — перебил Чомбе Давистера. — Без труда могу назвать точную дату, ибо прекрасно ее помню, — 28 ноября 1960 года.

В тот день президент соседнего Конго аббат Фюльбер Юлу устраивал в своей резиденции в Браззавиле большой прием. Юлу прислал приглашение и «его превосходительству Моизу Капенда Чомбе, президенту государства Катанга».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены