Счастливое озарение

И Розите| опубликовано в номере №954, Февраль 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тринадцати лет москвич Игорь Васильев стал рижанином. Учился в седьмом классе, вместе со сверстниками в свободное время бродил по новому, еще незнакомому ему городу. Дивился сооружениям древних зодчих в старой Риге, подружился с мудрой тишиной Музея изобразительных искусств. Рядом с музеем привлекало внимание красное кирпичное здание с островерхими башенками и черепичной крышей-Академия художеств Латвийской ССР. Подняться бы по ступенькам, пройти под старинные своды... Наконец Игорь решился. Он не знал, чем кончится его встреча с профессорами академии, известными латышскими скульпторами Теодором Залькалном и Карлом Земдегой. Но результаты этой встречи превзошли все его ожидания: он был зачислен вольнослушателем на факультет скульптуры. И начался труд, который никак не назовешь легким. Утром лекции и занятия в академии, а потом уроки в вечерней школе. Более трех лет - из аудиторий в классы, из классов в мастерскую. Свободного времени оставалось все меньше и меньше, но иного выхода не было. И, наконец, аттестат зрелости в средней школе и вслед за ним приказ в академии: зачислить И. Васильева студентом II курса факультета скульптуры. И снова учеба, снова работа в мастерской, радость первых удач, частое недовольство собой. Когда работы Игоря Васильева - студента IV курса Академии художеств Латвийской ССР - начали появляться на республиканских и всесоюзных выставках, стало ясно: о себе заявил новый самобытный талант. Самыми интересными были, пожалуй, портреты. Умными, тонкими собеседниками входили в жизнь образы, созданные Игорем Васильевым.

- Творчество, сам процесс творчества меня всегда волновал и волнует, - признается Игорь Васильев. - В нем столько тайн, что разгадать их все, наверно, невозможно. Зачитываясь стихами Александра Блока, молодой скульптор видит в них самого поэта - одухотворенного ясновидца. И рождается портрет Блока - такого, каким представил его Игорь по стихам раннего периода. С детства дорога ему книга Николая Островского «Как закалялась сталь». Создан один вариант портрета Островского, другой, третий...

- Нет, работа еще не закончена, - отвечает Игорь на мой вопрос. - К Островскому я еще должен вернуться. На концерте звучит музыка Чайковского, Листа, Шопена, и Игорь, задумчиво вслушиваясь в знакомые мелодии, не может оторвать взгляда от светловолосого стройного пианиста. Эмоциональность игры Вана Клибер-на, его самозабвенная увлеченность пробуждают страстное желание воплотить его портрет в дереве. Игорь безжалостен к себе: первый готовый вариант портрета он отвергает. И отнладывает работу - непременно надо еще раз повидать пианиста. Ван Клиберн выступает в Москве. Всего полтора часа самолетом. Но на этот раз не получается. Зато когда Клиберн приезжает в Ригу вторично, после концерта усталого до невероятности «мученика искусства» ожидает рижский скульптор. И когда смотришь на созданный Васильевым портрет Вана Клиберна, невольно возникает мысль: какое это большое счастье - уставать от дела, которое ты любишь. И точно так же почти каждая из лучших портретных работ Игоря Васильева - будь то Владимир Маяковский, народный артист СССР режиссер Эдуард Смильгис или скульптор Эмиль Мелдерис - открывает нечто новое в знакомых лицах, заставляет думать о величии творческой мысли истинных служителей искусства и литературы. В последние годы в творчество Игоря Васильева входит новая тема - выразительность, красота человеческого тела, экспрессивность движений. Изящная женская фигура. Плавность линий, музыкальность неуловимого движения руки, лиричность легкого наклона головы. Да, это «Мелодия». Будто под ошеломляющие, стремительные африканские ритмы рождается из глины эскиз группы танцоров Сенегальского балета. «Рыбачка», радостно и гордо подставляющая лицо соленому мореному ветру. «Доярка», появившаяся на юбилейной выставке Прибалтики в Москве.

- Ближе всех материалов для меня дерево, - говорит Игорь Васильев. - Теплое, живое, многокрасочное. Это чувствуется по его работам. Наиболее выразительны и эмоциональны именно те его произведения, которые выполнены в дереве. Но это не мешает скульптору успешно работать в бронзе и граните, экспериментировать, правда, пока менее успешно, с новыми материалами, например, с пластмассой. Растет требовательность к себе, потому что «первой заповедью» молодого скульптора Игоря Васильева стало то, что искусство - труд упорный, нелегкий, кропотливый. Но работать радостно, потому что искусство - это счастливое озарение.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены