Самый счастливый день

В Евгеньев| опубликовано в номере №275, Ноябрь 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

В школе среднего образования, где 17 вечеров в месяц занимается Коля Курьянов, была задана письменная работа по русскому языку. Сочинение было на тему: «Какой самый счастливый день о твоей жизни?»

Курьянов недолго перебирал в памяти важнейшие события своей шестнадцатилетней жизни. Он решил, что самый памятный день в жизни - это первый день работы на заводе Карбюратор.

В тот день состоялось знакомство Курьянова с импортным станком «Боллей-Ляпнен».

Вчерашний фабзаяц не опешил перед «знатным чужестранцем». Он знакомился со станком, полный чувства собственного достоинства и уверенный в своих знаниях.

Огромная любовь и интерес к труду, к деланию вещей, лучше всего характеризуют этого юного токаря, такого низкорослого, что стоя у станка, ему почти не приходится нагибаться.

Коля специализировался на обточке плунжеров для насоса.

Если бы Коля слепо следовал разработанному технологическому процессу, ему нужно было бы всегда сперва обтачивать верх детали, а затем уже вытачивать канавки.

Курьянов делает наоборот. Сперва он вытачивает канавки. Что же он выгадывает на этом? Раньше приходилось стачивать 16-17 миллиметров металла. На языке старых токарей эта непроизводительная обточка называется «золотой стружкой».

Сейчас Курьянов снимает с поверхности плунжера только 2 миллиметра металла. Темп работы убыстряется почти вдвое.

Курьянов в совершенстве овладел искусством работать быстро, но не спеша. Он знает, что вслед за суетней и бестолковой спешкой приходит усталость, пропадает точность рассчитанных движений.

Несколько месяцев назад мастер цеха Романов подошел к Курьянову. Мастер привел с собой токаря Шалимова и сказал, обращаясь к Коле:

- Вот тебе ученик. Прошу любить и жаловать.

Курьянов взглянул на своего ученика. При этом ему пришлось поднять голову. Ученик был на две головы выше своего будущего учителя. Когда, стоя на трибуне всесоюзного совещания стахановцев, Курьянов рассказывал о своем ученике и хотел показать его рост, ему пришлось вытянуть руку и приподняться на цыпочки.

На совещании в Кремле Коля рассказал не только о своем ученике.

- Сколько зарабатываешь? - спросил у Курьянова тов. Орджоникидзе.

Оратор обстоятельно рассказал, что раньше он зарабатывал в день 4 р. 50 к. - 6 руб., сейчас зарабатывает 25 рублей. Это сообщение было встречено бурными аплодисментами.

- Я им обрадовался ото всей души, - рассказывал потом Курьянов. - Не от гордости, нет! В это время мне удобнее было оборачиваться назад и смотреть на товарищей Сталина, Молотова, Кагановича, Орджоникидзе, Ворошилова - на всех, кто сидел в президиуме... Когда я про свое новоселье рассказывал, опять все зааплодировали. Если бы вы знали, как мне захотелось самому аплодировать вместе со всеми! Я понимал, что аплодисментам этим причина не только я, что им есть и другой, настоящий адрес. Ведь жизнью моей радостной я обязан, прежде всего, товарищу Сталину!...

Этот молодой знатный человек машиностроительной промышленности только три года назад приехал в г. Куйбышев из колхоза «Красный пролетарий». О Коле Курьянове можно сказать, что еще по дороге к совершеннолетию он сделал «блестящую карьеру». Но разве «карьера» Курьянова - исключение?

Памяти Курьянова ничего не говорит выражение «черный день». Он понаслышке знает о безработице и между делом покупает новый шевиотовый костюм. Ударным трудом на благо родины он строит свою содержательную, счастливую и зажиточную жизнь.

И когда у него спрашивают, кем он хочет быть в дальнейшем, он твердо отвечает: «Токарем».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены