Розовый ветер

Алексей Макеев| опубликовано в номере №1203, июль 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Двигатель вертолета несколько раз чихнул, потом громко зафыркал. Тени от винта замелькали на бетонке все чаще.

Под нами потянулись серовато-коричневые барханы. Кто-то вел в поводу верблюда. Песок и жесткий снег сразу же заметали их следы. Суровая земля. И таким же суровым бывает зимний Каспий. Мы летим к Красноводскому заливу, где нынешней зимой сложилась драматическая ситуация. Не первый день здесь трещат необычные для этих мест морозы – под двадцать градусов. Мелководья замерзли, и многочисленным стаям птиц, собравшимся сюда на зимовку, приходится туго.

Тень от вертолета мелькнула по изрезанной береговой линии и заскользила по ледовому панцирю залива.

Директор Красноводского заповедника Владислав Иванович Васильев устроился у иллюминатора с фотокамерой. Он что-то говорит, но грохот такой, что нельзя разобрать ни слова. И все же каким-то шестым чувством я понимаю смысл сказанного: «Скоро птицы!»

Немного на Земле осталось мест массового скопления птиц. Одно из них – наш Каспий. Ежегодно над его обширными водными угодьями пролетает до десяти миллионов птиц. Здесь, на побережье, они отдыхают и кормятся.

На Каспии, особенно в его юго-восточной части, обилие мелководий, лагун и бухт, богатых водорослями и всякой мелкой живностью – излюбленным кормом пернатых.

Около трехсот видов – такое разнообразие пернатых можно встретить здесь в течение года. Для одних видов Каспий – перевалочный пункт, для других – места гнездовий, третьи прилетают сюда на зимовку.

Ежегодно на каспийском зимовье скапливается до двух миллионов птиц – уток, лебедей, гусей, лысух, фламинго и множество других видов. Это половина всех водоплавающих, которые остаются зимовать в пределах нашей территории. Они прилетают сюда с европейской части страны, из Сибири и Казахстана. Не зря Каспий называют «всесоюзным птичником».

Красноводский заповедник включен Международным советом по охране природы при ЮНЕСКО в состав водно-болотных угодий общепланетарного значения как место массовой концентрации водоплавающих птиц.

Я заметил, как усердно стал прицеливаться своей фотокамерой директор заповедника, и понял: показались птицы.

С высоты двухсот метров по курсу вертолета хорошо была видна полынья метров пятьдесят на тридцать. Вода в ней темно-синего цвета. Возле полыньи сгрудилась масса птиц – словно буквы на газетной полосе.

Мы стали снижаться. В воздух взметнулось несколько тысяч птиц. На светлом фоне льда вспыхнул фейерверк красок: черные лысухи, розовые с белизной утки-афганки, красноносые нырки...

Владислав Иванович машет пилоту, и мы летим дальше. Возле одной довольно обширной полыньи увидели огромное скопление лебедей. По подсчетам сотрудников заповедника, в этой стае было свыше десяти тысяч птиц.

Лебеди взлетели дружно, будто снежное облако отделилось от ледового панциря. В воздухе стоял такой гвалт, что мы слышали тревожные лебединые голоса сквозь шум винта.

Здесь тоже не оказалось примерзших ко льду птиц. А такое случалось в первые морозные дни. Владислав Иванович видел вмерзшую в лед стаю лысух, несколько лебедей... Какое пиршество для пернатых хищников! Они все время держатся недалеко от птичьих скоплений. В одном месте мы заметили около трех десятков орланов-белохвостов. Они сидели недалеко от полыньи с утками. Утки сразу взлетели, а хищники только головы повернули к вертолету. Привыкли, видно, к шуму винтов.

Мы летали более часа. Видели множество птиц, скопившихся у редких блюдец с водой. Но только здесь птицы могли найти себе корм. А спасительных мест так мало. Если полыньи покроются льдом, трагедии не миновать. Птицы так ослаблены, что уже не смогут улететь на поиски новых мест, свободных ото льда и богатых кормом.

Дед Мазай знаком нам с детства. Он запоминается сразу и на всю жизнь.

Казалось бы, что особенного сделал герой Некрасова? Собирал зайцев, попавших в беду во время весеннего половодья, и выпускал их в безопасное место.

Нас радует мудрость и доброта пожившего на свете человека.

Сегодня масштабы помощи диким животным иные, иными стали и мазаи. Порой в операциях по спасению диких животных принимают участие сотни человек. Они используют современную технику – вертолеты, моторные лодки, грузовики, мощные подъемные средства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Близнецы

Повесть о жизни и приключениях козерогов