Рассказы о невозможном

Л Успенский| опубликовано в номере №363-364, Июль 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть перейти

Мне запомнился один осенний (дело было, кажется, в конце ноября) короткий фронтовой разговор. Если хотите, - сценка.

Я лежал ранним утром на нарах в землянке. В ней помещался командный пункт батальона одной из морских бригад.

Кругом полусумрак. Прыщущий и еле горящий в каком-то стаканчике кусок размятого воска (того самого, которым на флоте драют и лощат палубы).

У телефона связист. Приземистые столбы поддерживают основательный - в три или четыре наката - потолок. Полдюжины автоматов на стойке; сумки с ручными гранатами и вдруг точно весть о другом мире - чучело: голова лося, облезлая, изъеденная молью, но широковетвистая! Это кто-то «для красоты» прибил ее на стенку, под черным потолком. Острые клинья зубчатых рогов торчат из тьмы, а на зубках небрежно болтаются долевая сумка, бинокль, еще две гранаты.

За столом сидели командир батальона и командир взвода разведчиков - младший сержант.

Около получаса оба они, низко склонившись над картой, поминутно снимая нагар с фитиля, в клубах копоти разбирали какой-то сложный военно-топографический вопрос.

Комбат был невысок ростом, чернявый, с монгольским маленьким личиком, с редкой, видимо недавно отпущенной бородкой. Сержант еле умещался под низким потолком. При каждом, даже самом осторожном движении его восковой ночничок пугливо вздрагивал...

Я лежал, смотрел, слушал и, наконец, услышал такой вот разговор, точнее обрывок разговора.

- Ну вот! - сказал комбат, машинально отщипывая от своей «пайки» и отправляя в рот кусочек хлеба. - Видишь? Ничего не остается, кроме как в этом месте вам переходить. Тут такой лог есть... Помнишь, где еще их ефрейтор в кусту недели три лежал? Справа - горка. Слева - чаша. Вот тут... Ну, как скажешь? Можно там перейти?

Разведчик поднял голову, сощурился, посмотрел во мрак, видимо что-то крепко соображая.

- Разрешите доложить, товарищ капитан! - произнес он минуту спустя. - В этом месте перейти ихний фронт невозможно.

Водворилось некоторое молчание.

- Невозможно? - переспросил комбат. - Да это, брат, я и сам вижу, что невозможно. Тут у них одних мин проклятых нагорожено... много-много и еще немножко! На этих вот высотках три огневых гнезда... Вся долина простреливается... Знаю! Это верно, что невозможно! Но что ж ты, друг, поделаешь, если иного-то ничего не выдумаешь?! Надо... надо именно здесь перейти...

Сержант продолжал все так же неотрывно глядеть на командира, точно ожидая добавления. Но добавления не последовало.

- Есть здесь перейти, товарищ капитан! - сказал тогда сержант.

Капитан снова замолчал. Несколько секунд он, по-видимому, не находил слов, потом перестал думать о выражениях, заговорил совсем уж просто:

- Ну, коли так, так так... Вот. Когда дойдешь до сенных сараев, которые там, на лугу-то на мокром, помнишь? Тогда...

И они снова наклонились к полукилометровке.

К вечеру следующего дня мне позвонили с этого самого КП... - Слушайте! - сказал веселый голос начштаба. -

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены