Рассказы Николая Бабина

В Пухначёв| опубликовано в номере №602, Июнь 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

1. Серенада

Николай Бабин, один из знатной семьи охотников Бабиных, рассказал мне в последнюю встречу:

- На охоте такое бывает, что иному человеку покажется небылицей. Усмехнётся: говори, дескать, сочинить всё можно! А того не поймёт, что дома, на печке, многого не увидишь.

... Было это прошлой осенью, в сентябре. Забрался я километров за двадцать пять от Татарки, к посёлку Троицкому. Там на болотистых озёрах ондатры много водится. Взял с собой капканы, чтобы вечерами их по хаткам ондатры расставлять. Зверьки в это время кормятся. У них из хатки есть ход прямо в воду. А сама хатка высотой с метр из травы да мха плотного устроена. Там у зверя и лежанки из сухой травы - дом настоящий. Нырнёт ондатра, достанет корень, водоросль - и на кормовую площадку, где-нибудь на кочке устроенную. А потом наестся, вернётся домой и тут - в капкан.

Ну вот, хожу я от хатки к хатке, расставляю ловушки, а ночь лунная, ясная, всё светом залито. Работать легко. Штук пятнадцать капканов поставил; иду, по колена в воде булькаю, к берегу. Только вдруг слышу, кто-то издалека движется сюда да громко так: буль-буль!

Думаю: кому на болоте быть ночью? Забрался на кочку, глянул по направлению звука и оторопел: метрах в ста от меня стоит сохатый. Голову рогатую вверх поднял.

У лосей в это время гон начинается. Быки соперников ищут. Видно, этот меня за сохатого по бульканью принял и пошёл на сближение.

Тут я сообразил: скорее к берегу, к деревьям подаваться. Бык свирепый сейчас, а стрелять его нельзя в это время - браконьерство...

Быстро проскочил метров двадцать до берёз. Слышу: несётся лось к берегу. Я к дереву, которое потолще, подскочил, схватился за сучки - и вверх, а ружьё тут и сорвалось. Только поднялся метра на три, а бык тут как тут! Стал, голову наклонил, всхрапнул, ударил ногой и взревел: «Бу-у-у!»

Я сижу, нельзя сказать, чтобы в весёлом настроении, помалкиваю. А бык в ярость входит, землю роет, ревёт. Плечом пробует, крепка ли берёза.

Не выдержал я, кричать на него начал: пошёл, мол, дурак. А он и на голос внимания не обращает. Я уж охрип, а он всё тут.

И смешно мне и скучно было. Сижу, как кукушка, на берёзе... И вспомнилась тут мне серенада «От лунного света зардел небосклон...» и дальше: «Всех, любовию сгорая, всех зову на смертный бой!» Так и этот сохатый кавалер на бой меня вызывал.

Верите ли, пробыл я на берёзе до шести часов утра. В это время колхозники на поля поехали, ушёл лось. А я ему сказал вдогонку:

- Иди, иди, забияка! Ищи свою подружку. Зимой мы с тобой встретимся - сочтёмся. Будешь знать, как людей на берёзы загонять!

2. Глухая лиса

Отец придумал манки на лис и волков сделать. Всё лето возился, а добился своего. Устроил такие маночки, с которыми, потренировавшись, можно умело подражать крику зайца или косули. Особенно падки волк и лиса на голоса животных, попавших в беду. Мигом на звук прибегут.

Научил нас отец манками пользоваться. Стали мы добычливое промышлять.

Заберёшься в места, где лисы водятся, замаскируешься, окопаешься в кустах.

Белый маскхалат, белый капюшон, белые рукавицы - всё со снегом сливается.

Лежишь и покрикиваешь жалобна, как заяц:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены