Рассказ о башенном кране

Ник Богданов| опубликовано в номере №233-234, Ноябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Итак, началось соревнование домен. Еще вчера скучно торчали рядом два бетонных фундамента, укутанные соломой, забитые досками утеплений, сегодня - звучит железо, пылают горны, греющие заклепки, и громоздятся первые конструкции.

Комсомольский штаб решил вести работу американским способом - без лесов, при помощи люлек. Во - первых, сохранится дефицитный лес, во - вторых, не потребуются плотники, в третьих, работа пойдет быстрей.

Для этого необходимо было собрать башенный кран; стрела уноса его сможет поднять любую конструкцию на 45 метров.

Сборка его требовала много времени и мастеров. На первой домне отмахнулись от крана. С «Дубинушкой», с «ух ты» да «эх ты» стали заводить там деревянную механизацию. Огромные козлы, деревянные укосины, дубовые срубы.

Не успели оглянуться комсомольцы, как рядом с их домной уже возвышалось нелепое огромное сооружение из бревен, досок и железа.

А скелет башенного крана лежал распростертый между двух домен, еще бессильный и бесполезный. Правда, уже соединились угольники, планки, железные части его, а все тело вздрагивало, начинало оживать.

Но ребятам не терпелось.

- Обгоняют нас, обгоняют! - готов был кричать каждый, и слово веяло над ними, как страшное олово «обходят» на поле сражения.

Оно бросает в панику стойкие части, и люди державшиеся в глине, под губительным огнем орудий, пулеметов, над страшной неизвестностью минных подкопов, бежали в панике от одного этого слова, пролетевшего, как страшная птица.

Ребята потеряли счет времени. С утра до ночи они клепали, собирали, заканчивали и снова клепали, клепали, клепали...

В переплетах крана мерцали и гасли огоньки заклепок, непрерывно гасли и возникали.

В это горячее время и познакомились Романенко с Юрковским. Они позднее всех уходили и являлись всех раньше.

Ласково встречал их Рублев, мастер по монтажу. Лицо его озаряла улыбка. Он всех называл тепло, по именам. У него были горячие, блестящие глаза.

- Растет, - говорил он, - крепнет, - и похлопывал рукой железные переплеты крана.

Когда бы ни пришли ребята, они заставали его между ребер гигантского скелета, он жил в них. Он не спал. Просто не мог заснуть. Им владел постоянный страх, - а вдруг что - нибудь случится, а вдруг это - сон, проснется - и нет крана! Все углы, планочки разойдутся снова по складам.

- Вот соберем кран, тогда сосну, - говорил он ребятам.

Все с удивлением смотрели на этого человека, победившего сон. Рублев особенно любил Юрковского.

- У тебя - сила, - говорил он, поглаживая его по мускулам. - Хорошо, что ты ее на дело отдаешь. Не бегай по девкам, не пей. Как выспишься, так сюда. Девок много, водки много, всех не перелюбишь, все не перепьешь. А кран - он один такой. Все восемь домен будет строить. Поглядим на него и скажем: наша в нем плоть и кровь.

- У Рублева нет человечьих детей, - добавлял он про себя. - Это больно простое изделие. У него все железные. Иные - то дети хорошие, иные плохие. А мои все точные, каждый ста людей стоит. В ленинградском порту краны, на Мурмане, на Урале мои есть. Вчера пошел на гору, смотрю - экскаватор там работает, моей сборки, раздробленную гору грызет, ляскает. Менк Гамброк.

- Здравствуй, - говорю ему, - как тебе живется? А у него проклятый машинист поворотный круг надорвал. Самое нутро. Такая взяла досада, чуть не плакал. Сердце до сих пор томится. Как будто сына моего непосильную тяжесть поднять заставили и попортили молодца. Я ему еще морду набью, этому машинисту.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены