Райская птица

Джон Рассел| опубликовано в номере №759, Январь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда вы совершаете путешествие на восток через острова Архипелага, всюду слышите разговоры о рисе, кофе, табаке. Подвигаясь дальше, вы узнаете о перце, бензойной смоле, олове и копре. Обо всем этом говорят на разных языках, отличных один от другого и своеобразных. Но если вы будете продолжать путешествие еще дальше на восток, то вы, наконец прибудете в порт, где торгуют райскими птицами. Там только и разговоров, что о шкурках этих птиц, оранжевого и изумрудного цвета, и о крохотной «королевской птице», напоминающей своим оперением горящий уголь. К этим разговорам путешественники прислушиваются с особенным интересом.

Так было и с Эндрью Харбеном, искателем приключений, который считал потерянным тот день, когда заходящее солнце заставало его на том же месте, где он был вчера. В поисках приключений этот человек с Запада шел по градусам широты, пока не достиг Ароматичных островов. Здесь, в древнем селении Тернате, ему указали лавку одного торговца, пламеневшую такими красками, что казалось, будто пойманы все морские радуги, отобраны по сортам и развешаны для продажи.

- Это шкурки райских птиц - самого робкого и самого редкого из всех живущих на земле существ, - пояснили ему. Их стоимость в среднем такая - то, их качество такое - то, цены на них на рынке неизменно поднимаются, а запасы весьма ограничены.

Эндрью Харбен слушал и рассматривал.

- Тогда я попал туда, куда мне и надо было, - сказал он. - Вот здесь я и буду вести деловые сделки.

«Можно иметь дело с ящиками, тюками и фактурами, но поймать пернатую поэму и получить хорошую прибыль на живом алмазе - это такое дело, которому не жалко посвятить и труд и время», - подумал он и обратился с вопросом к хозяину лавки, человеку смешанной расы, отец которого был голландец, а мать - туземка:

- Какая из этих птиц считается наиболее ценной?

- «Превосходная», - сказал Ян Вал Боль. - Это очень редкая птица. А также «Алое великолепие» и «Эпимак». И получаю я вот этих желтых райских птиц не более двух дюжин в год. Вам я продам их по сходной цене.

- Я хочу, чтобы вы не продавали мне, а покупали у меня, - сказал Эндрью Харбен.

- У вас есть птицы для продажи? - удивился Ван Боль.

- Пока нет. Но будут. Я только еще приспосабливаюсь к закону спроса и предложения, что является сущностью экономики. Как вы смотрите на это?

Торговец смерил взглядом Эндрью Харбена с головы до ног, вдоль и поперек.

- Я думаю, вам удастся убить с полдюжины обитателей этих островов, пока они сами не снимут вам голову. Желаю вам успеха!... Но я уверен, в конце концов голова ваша послужит прекрасным украшением на плавучем навесе для каноэ... Да и солнце печет сегодня страшно...

- Благодарю вас за откровенность, - сказал Эндрью Харбен. -

Но зубы у меня прорезались давно, я не пьян и пока не сошел с ума. Я имею сто фунтов наличными, у меня крепкое здоровье, и я хочу вложить свой капитал в какое - нибудь стоящее предприятие. А теперь расскажите мне подробнее об этих птицах.

Ян Ван Боль снова смерил Эндрью Харбена взглядом и, быть может, оттого, что увидел в его холодных серых глазах нечто особенное, или потому, что на самом деле был человеком вежливым, пояснил странному покупателю более подробно, что шкурки райских птиц привозят сюда из самых отдаленных уголков земли, из джунглей Новой Гвинеи и с некоторых недоступных островов, расположенных к северу от нее; что шкурки эти переходят из рук в руки, от одного племени к другому, от побережья к побережью, пока не достигнут торговых пунктов, где торговцы уже не выпускают их из рук...

Ян Ван Боль был очень терпелив, и Эндрью Харбен был терпелив. Он согласился выпить предложенный ему стакан вина на задней веранде и, когда все уже было сказано, вернулся к своему первому вопросу.

Человек смешанной расы некоторое время хранил молчание.

- Я скажу вам удивительную вещь, - промолвил он, наконец. - Вы спрашиваете меня, какая из этих птиц встречается реже всего. Раз в год я получаю полдюжины шкурок райской птицы, которая не похожа ни «а какую другую из райских птиц. Она не имеет названия, потому что никто никогда не видел ее живой. Но птица эта в полном смысле царственная: пурпур и золото! Темная, как сумерки, и прекрасная, как рассвет!... Ах, это поистине райская птица!

- Всего шесть шкурок в год, вы говорите?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены