Путь к спасению

Прем Панд| опубликовано в номере №451-452, Март 1946
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Как гордится полицейский своим красным тюрбаном или красавица - своими украшениями, так гордится и крестьянин, любуясь на свою волнующуюся низу. С радостным чувством смотрел Джингур на свои три биги, засеянные сахарным тростником. «Урожай наверняка, - думал он, - принесёт шестьсот рупий дохода, а если, по милости божьей, цены подымутся, то не известно ещё, какую сумму можно будет выручить». Правда, волы Джингура одряхлели, но что могло помешать ему теперь приобрести молодых на ярмарке в Батезаре? При случае, к тому же, можно было бы арендовать ещё две биги земли. О том, где раздобыть денег, больше беспокоиться не приходилось: деревенские ростовщики, «баньи», уже заискивали перед ним. Зато в деревне не было ни одного человека, с которым он не поссорился бы и кого не считал бы ниже себя.

Однажды вечером Джингур сидел и чистил горох, держа на коленях своего сына, когда вдруг заметил направляющееся к его полю стадо овец. «Через поле раньше овец не гоняли, - подумал он, - нельзя, что ли, гнать их вдоль межи, а не полем? Овцы могут потравить сахарный тростник, а с кого возьмёшь за потраву? Да это никак пастух Будду? С чего это он так обнаглел? Гонит своих овец прямо по полю. Ну и наглость! Он видит, что я сижу здесь, и даже не пытается завернуть стадо! Разве оказал он мне когда-нибудь одолжение, чтобы я должен был считаться с ним?»

Тем временем овцы дошли до поля Джингура.

- Эй, - крикнул он пастуху, - куда ты ведёшь своих овец?! Ослеп ты, что ли?

- Они пройдут по дорожке для скота, хозяин, - ответил вежливо Будду. - Если я поверну стадо обратно, мне придётся обходить весь участок.

- Выходит, что можно топтать моё поле, чтобы тебе не идти в обход, так что ли? Кто я тебе? Какой-нибудь сборщик нечистот? Или, быть может, ты до того разбогател, что с ума спятил? Заворачивай-ка назад!,

- Пропусти меня сегодня, хозяин, а если я когда-нибудь приду опять, то ты накажешь меня, как знаешь.

- Я уже сказал, чтобы ты увёл стадо, - ответил Джингур. - Если хоть одна овца перейдёт межу, тебе придётся плохо.

- Хозяин, если мои овцы вытопчут хотя бы единую травку, ругай меня тогда, сколько тебе вздумается.

Будду отвечал очень вежливо, но уступить считал ниже своего достоинства. «Если я каждый раз буду заворачивать стадо из-за пустых слов, - подумал он, - мне придётся отказаться от разведения овец. Уступи я сегодня, завтра мне негде будет пройти со стадом из-за их запугиваний».

Будду был человеком зажиточным. Он имел больше двухсот овец, торговал молоком, а кроме того изготовлял шерстяные одеяла. «Джингур совсем взбесился, - думал Будду. - Только что может он мне сделать? Я ему не прислужник». Между тем овцы, почуяв свежую зелень, устремились в поле. Будду ударами палки старался согнать их обратно на межу. Кипя от злости, Джингур закричал:

- Ты издеваешься надо мною! Я тебе покажу!

- Овцы испугались, увидев тебя. Отойди, и я отгоню их.

Но Джингур, сняв с колен сына, схватил палку и набросился на овец. Ни один, даже самый злой погонщик никогда не бил своего ослика с таким ожесточением, с каким Джингур набросился на овец Будду. Многим из них он поломал ноги, другим - спины; овцы метались и громко блеяли. Будду молча смотрел на истребление своего стада. Он не погнал овец и не сказал ни одного слова.

В несколько минут Джингур с нечеловеческой жестокостью разогнал всё стадо. Закончив побоище, он, разгорячённый своим поступком, закричал Будду:

- Теперь убирайся! Попробуй только придти сюда ещё раз!

- Джингур, - сказал Будду, глядя на своих искалеченных овец, - ты поступил подло и раскаешься в этом!

* * *

Отомстить крестьянину легче, чем очистить банан, ибо всё богатство крестьянина - в его поле или гумне. Допустим, что после всевозможных бед, ниспосланных провидением или причинённых людьми, всё же остаётся немного зерна прозапас. Но стоит к этим невзгодам прибавиться ссоре, - крестьянину конец. Поэтому, когда Джингур вернулся в деревню и рассказал о том, что произошло, односельчане сразу же осудили его.

- Ты навлёк на себя большую беду, - сказали они Джингуру, - разве ты не знаешь, какой Будду заносчивый? Лучше ступай и помирись с ним, пока ещё не поздно, а то и мы все пострадаем заодно с тобой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Живые и мертвые языки мира

О чём рассказывает академик И. Мещанинов

В поимках натуры

К тридцатилетию со дня смерти В. И. Сурикова