Пусть это повторится

Александр Журов| опубликовано в номере №1477, Декабрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Помните, как пустели улицы вашего города в последние дни сентября, и до поздней ночи окна домов мерцали голубоватым телесветом? В те дни даже вам, не склонному к эмоциям, хотелось быть там, в Сеуле, чтобы вместе с Бышовцом обнимать наших донельзя счастливых ребят-футболистов и кричать, кричать только одну фразу: «Мы чемпионы!»

Вы наверняка помните саднящее чувство, когда в чаше над олимпийским стадионом в Сеуле медленно умирал огонь...

Почему, ну почему все это только раз в четыре года? Ну что стоило древним грекам проводить свои Игры каждый год, каждый месяц? Чтобы никогда не гас огонь в чашах стадионов, чтобы был мир — ведь во время Олимпиад пушки молчат.

Нет, все же мудры были древние, и хорошо, что Олимпиады бывают только раз в четыре года. Потому что количество ежедневно вырабатываемых и потребляемых эмоций ограниченно, потому что праздника нужно ждать, только тогда он настоящий праздник.

Откуда у спорта такая громадная притягательная сила, почему он заставляет нас сочувствовать, сопереживать, наконец, соучаствовать? Может быть, потому что спорт — это жизнь, спрессованная в 10 секунд стометровки, 10 гимнастических супербаллов, 90 футбольных минут? И тем, кто привык получать от жизни все готовое, кто не страдал от сомнений, кто не знал горечи поражений, чтобы потом изведать радость победы, никогда не понять великого Боба Бимона, признавшегося после своего легендарного прыжка «в XXI век», что он хочет умереть, потому что это никогда уже не повторится.

Говорят: «В спорте не бывает проигравших». Это не так, потому что, следуя этой логике, надо добавить: «Нет и победителей». А зачем тогда вообще спорт? Если бы наши девушки-волейболистки вышли на финальную игру не побеждать, а просто провести время — увидели бы мы фантастический по драматургии финал, после которого у спортсменок не было сил даже радоваться победе? Увидели бы мы слезы на глазах тренера Карполя?

Две недели олимпийский хит-парад возглавляла песня «Мы — это мир», и это был своеобразный девиз и символ Игр. Наверняка популярность эта не случайна, потому что по реакции трибун нельзя было догадаться, представитель какой страны выступает в данный момент: «болели» за всех, желали победы каждому. Да и как можно было желать неудачи Лене Шушуновой в те короткие мгновения перед решающим выходом на помост, когда замер огромный гимнастический стадион и весь мир у телеэкранов, когда остановилось даже время, чтобы не помешать ей собраться перед главным в ее жизни прыжком? Как можно было желать неудачи американцу Грегу Луганису, который получил тяжелую травму и все-таки взошел еще раз на прыжковую вышку, и подарил миру веру в совершенство человека? Владимир Сальников, Джекки Джойнер, Дмитрий Волков, Карин Отто, Штеффи Граф... Каждое из этих имен — гордость не одной страны, а всего человечества.

Прощай, Сеул! Мы хотели запомнить тебя гостеприимным и приветливым — и ты стал таким; мы хотели, чтобы ты назвал имена землян, раздвинувших наши представления о границах человеческих возможностей, — и ты их назвал; мы ждали восхитительных часов единения людей в одну семью — и ты подарил их нам. Спасибо, Сеул, до встречи в Барселоне!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены