«Незримый колодец»

Станислав Куняев| опубликовано в номере №1477, Декабрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Восстанавливается справедливость, реабилитируются имена, поднимаются архивы... Новое поколение читателей открывает для себя Николая Гумилева, Владимира Набокова, Владислава Ходасевича, знакомится с неизвестными доселе страницами творчества Андрея Платонова, Осипа Мандельштама, Сергея Клычкова, Бориса Пастернака, Николая Клюева. Судьбу последнего я считаю самой трагической изо всех судеб деятелей русской культуры XX века.

Владимир Набоков, Иван Бунин и Владислав Ходасевич, к примеру, хотя и не издавались у себя на родине, но относительно благополучно прожили жизнь в эмиграции, в кругу друзей. Их книги, пусть и небольшими тиражами, но выходили на Западе. Умерли они мирной смертью, в своих постелях.

Андрей Платонов и Михаил Булгаков, несмотря на то, что в 30-е годы были вытеснены из литературной жизни, все же оставались в своей среде известными писателями и не узнали, к счастью, вкуса лагерной похлебки.

Всеволод Мейерхольд пережил полосу феерического успеха, был полновластным диктатором театральной жизни 30-х годов, ставил свои пьесы в театре имени Мейерхольда и погиб после того, как вкусил всю сладость власти и славы.

Гибель Осипа Мандельштама была ужасна. Но его не преследовали и не травили в 20-е годы, как Николая Клюева, и почти все его творческое наследие — стихи и проза — изданы у нас в шестидесятые годы...

Николаю Клюеву «досталось» от эпохи больше, чем кому бы то ни было, за исключением разве что Николая Гумилева.

Но прежде всего несколько слов о самом поэте, ибо молодое поколение читателей почти ничего не знает о нем. А ведь когда-то он был славен и- лучшие умы России высоко чтили его талант.

«Какое письмо было на днях от Клюева... Это документ огромной важности (о современной России — народной, конечно), который еще и еще утверждает меня в моих заветных думах и надеждах».

«Клюев — большое событие в моей осенней жизни».

(А. Блок. Из дневника 1911 года.)

«Люблю Клюева. Клюев — мой учитель...» (С. Есенин)

«Клюев пришел от величавого Олонца, где русский быт и русская мужицкая речь покоятся в эллинской важности и простоте. Клюев народен потому, что в нем сживается ямбический дух Баратынского с вещим напевом неграмотного олонецкого сказителя» (О. Мандельштам, 1916).

Очень высоко ставили талант и творчество Клюева Максим Горький и Анна Ахматова, Валерий Брюсов и Андрей Белый.

Николай Клюев (1884 — 1937) родился в деревне Коштуги Вытегорского уезда Олонецкой области (ныне Вологодской).

Первые стихи появились в печати в 1904 году. До этого он учился в Петрозаводской фельдшерской школе, жил на Соловках. За участие в революционных волнениях 1905 года был заключен в Вытегорскую, а позже в Петрозаводскую тюрьму.

В 1912 году вышли первые книги Клюева «Братские песни» и «Сосен перезвон», поставившие его в ряд лучших поэтов России. В 1915 году Николай Клюев познакомился с Сергеем Есениным, их дружба продолжалась до последнего дня жизни Есенина.

Октябрьскую революцию Клюев встретил восторженно. Ей посвятил книги стихотворений «Медный Кит» (1918 г.), «Песнослов» (1919 г.) «Львиный хлеб», «Четвертый Рим» (1922 г.). Весной 1918 года поэт вступает в партию большевиков, и сборник стихов «Львиный хлеб» посылает с дарственной надписью В. И. Ленину. Книга эта сохранилась в личной библиотеке вождя революции.

В 1926 году поэт пишет поэмы «Заозерье» и «Деревня». Через два года выходит его последняя прижизненная книга «Изба и поле».

В последующие десять лет поэт был вытеснен из литературной жизни критиками и идеологами троцкистского, рапповского, вульгарно-социологического толка. Его практически не публикуют, лишь 4 (!) стихотворения были напечатаны в 1932 году. Он, как никакой другой русский литератор, начиная с 1927 года (с начала коллективизации) подвергается клевете, травле, политической дискредитации: «Клюев — один из виднейших представителей кулацкого стиля в русской литературе». («Лит. энциклопедия», 1930 г.) «В стихах типа Клычкова и Клюева мы видим воспевание косности и рутины... словом, апологию «идиотизма» деревенской жизни» (А. Безыменский, из речи на I съезде СП СССР) и т. д., и т. п.

Клюева перестали издавать, он бедствовал, читал стихи на квартирах за небольшие гонорары, продавал старые книги из своей библиотеки и тем жил.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены