Против извращения истории Ленинского комсомола

Г Александров| опубликовано в номере №217, Март 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Пока Заонегин уличал в предательстве социалистической блок, Сашка Овсов отхаркался на председательском месте с видом человека, сознающего свое достоинство над окружающими, и стал наделять затрещинами каждого меньшевика и эсера, подворачивающегося под его зудящую руку». Выше зубодробительско - го разоблачения оппортунистов И. Скоринко не подымается. Классового, политического разоблачения меньшевиков нигде не дано. Да и о каком классовом подходе может идти речь, когда главное («и больше никаких гвоздей») - это получить лишний голос в комитете. Ради голоса идет упорная обработка буржуазной девицы Веры; руководитель большевистской фракции Заонегин удостаивается звания «первого любовника в большевистской фракции» (?!?). И вот по партийному заданию начинают «обрабатывать» меньшевичек.

Разоблачение меньшевистской молодежи И. Скоринко сведено к «обработке» ее женской части, ведь «влюбленную в большевика бабу с панталыка трудно сбить».

Подобная история союза ничего общего не имеет с подлинной историей комсомола. Весьма показателен язык книги. Вот как говорит рабочая молодежь в «Дикой дивизии»: «обнимаю ваши бедра. Жму ваши диалектические копыта, - приветствовал его Сашка».

«Грязно, паскуда! Плохендокес! Скверно - дуле, гадкисимо! Дряндовито» (стр. 66) «Прощайте, достопочтимый кабальеро... Прощайте, старая галоша с ноги Магомета... Жму ваши грязные копыта» (стр. 153) и т. д. Феодал, росомаха, конева мама, все время перемежаясь с коблом, сукой и сукиным сыном, фигурируют на каждой странице. Жаргон вормв и уличной богемы совершенно не случаен. Герои «Дикой дивизии» по своей идейной сущности, классовой направленности, методам работы и т. д. ничего общего с большевизмом и комсомолом не имеют. Это - анархисты, «взбесившиеся» молодые мелкие буржуа.

И вот этих анархиствующих «трепалей» и люмпен-пролетариев Скоринко делает наиболее революционным отрядом пролетариата, подправляющим «демократичных» большевиков. Дальше идти некуда!

«Дикая дивизия» объективно является клеветой на партию и на рабочую молодежь, клеветой, протаскивающей гнилые идейки контрреволюционного троцкизма о том, что молодежь является «барометром» партии, что она подправляла партию и т. д.

Как это ни странно и чудовищно, «Дикая дивизия» была сочувственно встречена критикой. Вот что писала «левая» литфронтовка Златова: «Для того, чтобы узнать действительное лицо комсомольца 1918 г., для того, чтобы действительно почувствовать запах той эпохи, услышать ее жаргон (воровской? - Г. А.), нужны такие книги, как «Дикая дивизия». Далее из «Дикой дивизии» Е. Златова выводит историю комсомола и заканчивается все это так: «Сочные, красочные мазки, оживляющие перед читателем фактическую историю комсомола»... «Дикая дивизия» это подлинно комсомольская, насквозь молодая, жизнерадостная и увлекательная книга, соединяющая в себе героический пафос и умный и злой смех».

Захлебывающейся Е. Златавой вторит, но более скромно и умеренно М. Вотенсон Книга читается с увлечением, действующие лица очерчены живо, с тонким и любезным юмором, лексика их хорошо индивидуализирована». Некий С. К. считает, что в книге И. Скоринко ярко выражена «специфическая особенность пролетарской литературы - необычайно здоровый оптимизм».

Так критика беспринципно замазывала политическую вредность «Дикой дивизии».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены