Две повести о Донбассе

Г Бровман| опубликовано в номере №217, Март 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Без лямки» - так называется вышедшая недавно вторым изданием первая повесть Хмары. Не случайно это произведение от - крыло собой серию «Новинок комсомольской литературы» «Молодой гвардии». Эта повесть, как и вторая - «Подземным ходом», разрабатывает по существу ряд важнейших проблем социалистической индустриализации страны. В центре внимания автора - новый, механизирующийся Донбасс, уверенно и упорно освобождающийся от лямки, кайла, обушка.

В повести «Без лямки» тридцать молодых батраков во главе с энтузиастом - комсомольцем Будяком повидают «далекую, затерявшуюся», «покрытую плесенью» деревню Борщеватку для того, чтобы пополнить свежими силами ряды донецких шахтеров. И Юрко Будяк со своей бригадой совершает длинный путь от Борще - ватки до Болотинского рудника, где бригада включается в борьбу шахтеров за новый Донбасс. Встречающие на руднике казенно - бюрократическое, а временами открыто враждебное отношение к себе молодые кадры с честью отражают сопротивление врагов, одерживая победу за победой.

Центр тяжести автор переносит на показ рудника, шахт, их героев и врагов, и только в атом плане для него и представляют интерес приехавшие на рудник батраки.

Развернуто показать весь путь борщеватских батраков - значило раскрыть в художественных образах глубочайшую психоидеологическую переделку деревенской молодежи, отягощенной еще уймой собственнических, мелкобуржуазных представлений, переделку, которая происходит в процессе труда на социалистическом предприятии. Это значило показать, как организованный пролетарский коллектив под руководством партии в обстановке ожесточенной классовой борьбы, в процессе ударничества и соревнования воздействует на крестьянскую молодежь, переделывает ее, перевоспитывает, создавая в ней коммунистическое отношение к труду.

Важность и необходимость такого показа сделались особенно очевидными в свете постановлений XVII партконференции, наметившей впервые в истории человечества практическую программу построения бесклассового социалистического общества.

Изображая процесс приобщения непролетарских или полупролетарских масс к индустриальному, социалистическому труду, пролетарский писатель должен показать, как преодолевают они унаследованные от рабского прошлого буржуазные, мелкобуржуазные, антиобщественные предрассудки и привычки, колоссальную силу которых неоднократно подчеркивал Ленин.

Нащупав возможность такого показа, т. Хмара, к сожалению, эту возможность не использовал. Его герои даны уже на первых страницах почти окончательно сформировавшимися, боевыми и преданными делу социалистического строительства энтузиастами. Но ведь нам известно, что отсталые, рваческие и шкурнические настроения существуют не только в среде только что пришедших из деревни, находившихся ранее в условиях индивидуальных, карликовых хозяйств кадров, а и среди основных рабочих, «воспитывавшихся» в условиях капиталистического строя. И в том - то и сила и огромное значение нашей борьбы за социализм, что она каждодневно, ежечасно перековывает непролетарское сознание, создавая в процессе возникновения новых, социалистических отношений нового человека, сущность которого ярко проявляется в новом, коммунистическом отношении к труду, в свою очередь изменяющем лицо наших предприятий.

Отобразить этот перелом, совершившийся в условиях классовой борьбы в процессе преодоления отсталых и собственнических настроений в среде трудящихся, значит создать произведения, могущие действительно содействовать построению социалистического общества.

Что же помешало Хмаре справиться с этой задачей? Мы уже выше отметили элементы недиалектичности его метода, сказавшиеся в показе приехавших на рудник батраков и особенно в художественном раскрытии их вожака Юрко Будяка. Это же, хотя и в несколько меньшей степени, сказывается и в показе передовика - комсомольца, шахтера Андрюшки Кротона в повести «Подземным ходом». В своих повестях в той или иной степени почтя в каждом образе, как и в показе развертывающихся на шахтах событий, сказывается этот основной творческий недостаток Хмары.

Обратимся к показу писателем классовой борьбы на предприятиях. И на Болотинском руднике («Без лямки») и на Кошкинском («Подземным ходом») героическая борьба ударников за уголь встречает сопротивление классовых врагов и их агентуры. Вредители и саботажники, бюрократы и оппортунисты, наконец рвачи и летуны упорно препятствуют механизации угледобычи, сопротивляются новым формам труда, пытаются сорвать соревнование и ударничество.

Стольким и Охлопкин в «Без лямки», Блохин и Зарубежный в «Подземным ходом» - это по существу отображение лишь разных форм сопротивления классового врага. И если в «Без лямки» мы не находим еще наиболее острых форм этого сопротивления, а встречаемся лишь с шептунами и оппортунистами, то в «Подземным ходом» мы видим уже наглых рвачей и откровенных вредителей. Автор от повести к повести углубляет показ классовой борьбы, но это углубление идет не путем идейно - художественного развертывания ряда образов враждебных нашему строительству людей, а за счет введения новых образов, фиксирующих и отражающих новые этапы, новые формы и методы сопротивления врага. И в показе классовых врагов пролетариата также сказываются отмеченные нами выше недостатки творческого метода Хмары.

Приведем показательный в этом плане диалог между матерыми бюрократами - оппортунистами: председателем шахткома и администратором.

« - Ну что ж, прорыв так прорыв, нам не привыкать... - прищурив глаза, произнес Калистрат Софроныч. Безбрежное спокойствие расплылось по его маслянистому лицу.

- Но ведь циркуляр за циркуляром... Заводы, железные дороги, решение векапе... - вытряхивая пузатый портфель, ныл Охлопкин.

- Ихнее дело писать, твое - подшивать. Аппетитно чихнув, Стелькин нажал кнопку звонка. В дверях показался инвалид - швейцар.

- Притащи, папаша, две бутылочки нарзану...»

Здесь явления берутся с чисто внешней их стороны, при чем подчеркиваются детали, не вскрывающие классового смысла поведения Охлопкина и Стелькина. И таким образом говорят и действуют они на протяжении всей повести.

Неразвернутость образов враждебных нам людей тесно связана с неразвернутостью положительных образов передовиков - ударников. Глубоко осмыслить и художественно полноценно отобразить в своем творчестве героя - ударника, энтузиаста строительства, значит дать одновременно беспощадное разоблачение и развенчание классового врага. Все это мы находим у Хмары, но в неполном виде. Автор, изображая классовых врагов, не всегда еще способен глубоко вскрыть классовый смысл их действий, обнажить социальные корни их поведения. Так схематичность показа инженера - вредителя Зарубежного не дала автору возможности с необходимой силой разоблачить в этом образе хитрого и наглого классового врага. Образ Зарубежного к сожалению оказывается близким к плакату.

Старый рабочий Миней Петрович Зубков («Без лямки») напоминает резонеров из ложноклассических произведений прошлого. При помощи этого образа автор задумал очевидно противопоставить варварское капиталистическое прошлое Болотинского рудника его сегодняшнему дню. Однако воспоминания Зубкова, его рассказы лишены необходимой идейно - художественной оправданности в повести, без чего они становятся излишними и не делают того, что нужно. В этом смысле удачнее «Пролог» в повести «Подземным ходом», который убедительней и оправданной раскрывает противопоставленность прошлого и настоящего.

Каковы итоги?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены