Представление о прекрасном

Ольга Галахова| опубликовано в номере №1422, Август 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Молодые мастера искусств

Светлана Смирнова начинала свой путь в балете достаточно скромно, Да, сегодня она одна из ведущих балерин музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича- Данченко. Да, ее отметили на IV международном конкурсе. Но все же не говорили о том, что Смирнова больше пленяла красотой, чем танцем. Действительно, природа одарила её запоминающимися внешними данями, однако балерина не склонна завоевывать, поражать, вызывать восхищение. Успех она видит даже не овации зала, а в том, удалось ли воплотить на сцене свой замысел. Этим постоянным стремлением испытать утреннее удовлетворение Светлана сама себе доставляет немало беспокойств, даже мучений. Из-за жесткого самоанализа балерина часто предпочитает сдержанность страсти, не раскрывает, а скрывает свой темперамент.

Но Светлана отнюдь не стремится создать образ холодной красавицы, ей важнее воплотить на сцене представление нашей современницы о прекрасном. Она присматривается, вглядывается в своих героинь, и в образах, которые она создает, лирический монолог берет верх над драмой.

— В «Лебедином» совсем не обязательно глазами сиять. У меня ужасно портится настроение, когда я переигрываю. Такое впечатление, что публично наврала и все заметили мое вранье. Ведь и в жизни мы переживаем не самые приятные минуты, когда понимаем, что нас обманывают... — говорит Светлана.

Три года назад назад она приехала в московский театр на Перми, где, прежде чем стать артисткой театра оперы и балета, окончила хореографическое училище по классу известного педагога Л. П. Сахаровой. В 1981 году она стала Лауреатом конкурса имени П. И. Чайковского (серебряная награда), в 1983 году — лауреатом конкурса в Японии.

— Я не могу сказать, что с детства мечтала о балете. Отец заметил мою тягу к классической музыке, не к народной, не к современной. Мне было тогда пять лет, мы жили в Костроме. В соседнем доме находилась балетная студия при Доме пионеров. Из одного дома переходишь в другой — и ты в студии. Там я училась несколько лет. Как-то папа поехал в командировку в Пермь и взял меня, чтобы устроить в училище. Меня приняли как-то очень легко. Пять лет я училась в Пермском хореографическом и в течение первых трех лет особой радости не испытывала: кряхтела, пыхтела у станка. Потом меня взяла в свой класс Людмила Петровна Сахарава, у нее я училась два года…

Этот класс Сахарова набирала сразу после «звездного выпуска» 1972 года, после Нади Павловой, Ольги Ченчиковой, Регины Кузьмичевой. Тогда казалось, то Сахарова будет учить новеньких «под Павлову». Журналисты спрашивали: «Кто будет второй Надеждой?» Помнится, как негодовала Сахарова: «В искусстве не может быть второй Павловой. Она одна!» Но инерция прежнего успеха начинала мешать новому выпуску. Все ждали «вторую Павлову»...

Светлане Л. П. Сахарова сразу же предложила танцевать Коппелию. Не увидев «второй Павловой», многие отказывались признать Смирнову. Попытка в 1977 году пройти отбор на конкурс П. И. Чайковского не увенчалась успехом. Поговаривали даже, что педагог «поставил не на ту». А Светлана старалась этого не замечать.

— Людмила Павловна научила меня многому в профессии. Она работала страстно, торопилась сделать из меня настоящую балерину. Я еще не знала, хочу ли этого, а она уже решила за меня, подчинила своим требованиям. И я поддалась. Подумала, что если чего-то и стою, то Сахарова этого не упустит, а если упустит, то так мне и надо. Каждый день мы работали с пяти до десяти часов вечера (помимо утренних занятий в классе). Для Сахаровой важно привить своим ученицам еще и способность трудиться.

— Видимо, тогда и пришло осознание профессии?

— Нет, позднее. Хотя трудно вот так сразу и точно ответить на этот вопрос. Быть может, я скорее обозначу этапы в постижении профессии. Как ни странно, но мой провал на отборочном конкурсе в 1977 году убедил в том, что я могу стать балериной. Важно было оценить уровень своих сверстников. Другой эпизод связан с ленинградским репетитором Шамышевой. Она готовила со мной отрывок из «Легенды о любви», но не заучивала хореографию, не говорила «не так, а вот так». Она объясняла сущность роли, и тогда каждый жест приобретал смысл. Репетиции стали счастьем...

Столь же детально со мной работала Виноградова над образом Сильфиды. Помогала понять театр замечательная балерина, актриса Бовт, сейчас с огромной самоотдачей со мной занимается Легат.

За три года работы в московском театре Светлана успела многое, в ее репертуаре партии Одетты, Одилии, Китри, Золушки, Сильфиды, работы в балетах Д. Брянцев» «Алые паруса», «Конек-горбунок», «Девять танго и Бах». Она снялась в фильме «Маскарад», который получил первую премию на конкурсе музыкальных телефильмов в Праге.

— Вообще осознание профессии — сложная жизненная проблема. Осознание — это прежде всего преданность делу. Но вот у меня впереди еще десять лет, а потом... на пенсию? И понимаешь, что ты — песчинка, что искусство без тебя не пропадет, но ты уже не можешь без искусства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Лики компромисса

Атеистические уроки

И звезда с землею говорит

Наука — техника — прогресс