Последние дни Заимова

Г Гочев| опубликовано в номере №944, Сентябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

1942 год. Болгария. Единственная в фашистском военном лагере страна, которая все еще сохраняет нейтралитет и поддерживает дипломатические отношения с Советским Союзом. Страна становится ареной сложнейшей и драматичнейшей тайной войны.

Фашисты ведут явную и закулисную кампанию, чтобы втянуть Болгарию в войну с Советским Союзом. Но тщетно: весь народ, буквально весь народ — против! Не помогают ни угрозы, ни пытки, ни казни, ни идеологическая обработка, ни подлые провокации абверовского резидента на Балканах — «доктора» Отто Делиуса. Кстати, «доктор» Делиус до сих пор благоденствует в ФРГ на правах добропорядочного коммерсанта. Но его архив, который он, спасаясь от наступающей Советской Армии, не успел прихватить с собой, недавно был изучен старым болгарским коммунистом генералом Г. Гочевым. На основе этих материалов Г. Гочев написал документальную книгу «Бюро доктора Делиуса», отрывок из которой мы публикуем в сокращенном виде.

Этот отрывок посвящен одной из самых гнусных гитлеровских «акций» в Болгарии — уничтожению выдающегося антифашиста и патриота генерала артиллерии Владимира Заимова.

Фамилия Заимовых пользуется на родине огромной популярностью и уважением. Отец генерала Стоян Заимов, соратник Васила Левского и Христо Ботева, писатель, публицист, педагог, один из руководителей всенародной борьбы против турецкого рабства, известен еще и как создатель памятников и музеев в честь русских братьев-освободителей.

Владимир Заимов был достойным сыном своего замечательного отца. Его отличала честная, мужественная прямота. Участник трех войн, он никогда не скрывал своей ненависти к милитаризму, своих республиканских убеждений, своей любви к России. В 1935 году он пытался предотвратить установление открытой фашистской диктатуры, был брошен в тюрьму, но прямых улик против него не нашлось, и Заимов был уволен в запас.

Тогда он создал торговую фирму «Славянин» и, прикрываясь положением «бизнесмена», посетил многие страны Европы (Югославию, Чехословакию, Польшу и др.), участвуя в создании центров Сопротивления и организации их связи с Москвой.

В этом сложном механизме связи генерал Заимов был одним из очень важных звеньев. Через него чехословацким патриотам перебрасывались директивы, материальная помощь и оружие.

Когда стало ясно, что нацисты во что бы то ни стало «уберут» популярного генерала — открытого врага фашизма, находившийся в подполье руководитель Центральной военной комиссии при ЦК Болгарской компартии Цвятко Радойнов передал Заимову просьбу Георгия Димитрова укрыться в Советском Союзе. Заимов был на легальном положении, каждый шаг его подвергался слежке, каждую минуту он рисковал жизнью. Радойнов сообщил, что в распоряжение Заимова предоставлен самолет, но Заимов отказался им воспользоваться. «Капитаны уходят с корабля последними, — сказал он Радойнову. — А я все-таки генерал. Да и корабль наш не тонет...»

В народной Болгарии его именем назван завод в Плевене, один из самых прекрасных жилых комплексов Софии, улицы, площади, фабрики, школы в десятках городов страны. Болгария умеет чтить память своих национальных героев.

В феврале 1942 года в Словакии гестапо арестовало Генриха Фонферу и Ганса Шварца. Это были активные деятели нелегальной коммунистической партии. Они прибыли в Будапешт, чтобы там легализоваться и создать большую разведывательную организацию.

В близкой Братиславе с помощью друзей-подпольщиков, бойцов словацкого Сопротивления, Шварц установил радиостанцию и наладил постоянную связь с Красной Армией. Словацкие патриоты, входившие в организацию Шварца, сумели проникнуть на динамитную фабрику Нобеля и получали оттуда взрывчатку для организации диверсий. Группа Шварца завербовала в свои ряды многих железнодорожных рабочих, они уничтожали паровозы, товарные вагоны, разрушали пути, пускали под откос гитлеровские эшелоны.

Был подготовлен взрыв бензинового склада «Аполо», которому предстояло послужить началом большой диверсионной акции в разных районах Словакии. Но из-за какой-то ошибки в механизме адской машины взрыва не последовало.

Вслед за этой неудачей группу Шварца постигла другая: вышли из строя лампы радиопередатчика. Подпольщики потеряли связь с центром. Оставалась единственная возможность вступить в прямой контакт с Москвой: использовать явки в Болгарии.

28 декабря Шварц отправил свою жену в Софию с фальшивым болгарским паспортом. Ей удалось встретиться с генералом Заимовым, а через него — с советскими друзьями. Стефанию снабдили лампами для радиостанции, подробными инструкциями, явками, адресами. Успешно выполнив задание, она вернулась в Словакию.

Но к этому времени ее муж уже был арестован гестаповцами. Арестовали и ее. Беременная женщина не выдержала допросов и призналась, что имела встречи с генералом Заимовым и что они условились о новых встречах генерала с кем-либо из посланцев Шварца 1, 10, 20 или 30 марта 1942 года.

В руки гестаповцев попали, таким образом, важнейшие сведения. Надо было закрепить успех. Исполнение задачи было возложено на руководителя отделения гестапо в городе Брно Козловского.

Козловский телеграфировал в Софию, что для раскрытия связи генерала Заимова с советской разведкой прибудет опытный полицейский сотрудник Флориан. «Акция № 4407» началась.

Флориан отправился к Заимову домой. Дверь открыла его дочь. Гость обратился к ней по-немецки, но девочка не могла ответить ему ни слова на этом языке. Она жестами попросила его подождать в гостиной. Примерно через час пришла жена Заимова.

— Добрый день, госпожа, — поклонился ей Флориан. — Я привез вам привет от Кароля Михальчика. — Говоря это, он все время внимательно смотрел на нее.

— Извините, — Заимова удивленно пожала плечами. — Вы, видимо, перепутали адрес. Я не имею чести знать господина Кароля Михальчика...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Друг в доме

Фантастический рассказ

Чудак

Рассказ