Полет наяву

Мария Игнатьева| опубликовано в номере №1423, сентябрь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Молодые мастера искусств

Сегодня мы часто удивляемся, если актер в новой кинороли нарушает сложившиеся о нем представления: кино последних лет приучило нас к предсказуемости — из фильма в фильм кочуют одни и те же киногерои под разными именами в исполнении популярных артистов. Привычные герои. Привычные артисты. При создании кинообразов, как правило, тиражируются известные приемы, как бы «длинно» доигрываются в новых сюжетах уже однажды сыгранные роли. Кинорежиссеры охотно используют типажность актеров, как говорится, «по производственной необходимости». В обиход вошли фразы: «Он обычно играет следователей», «Он, как правило, играет злодеев», «Она всегда создает образы принцесс» и так далее. Но нравятся ли эти киноамплуа самим актерам?..

Столь нелирическое вступление понадобилось мне, прежде всего для того, чтобы рельефнее очертить место, которое занимает в современном кинопроцессе молодой артист Олег Меньшиков, успешно работающий в Центральном Академическом театре Советской Армии и снявшийся к 25 годам в девяти фильмах.

Думаю, что Олег Меньшиков в «типажного» актера не превратится. И дело не только в его «обыкновенных» внешних данных — Меньшиков не выделяется ни ростом, ни чертами лица, ни артистизмом поведения, ни манерой одеваться. Его трудно выделить из людского потока — настолько он не бросается в глаза. Но главный критерий его «нетипажности» — его роли, а они — в кинофильмах «Родня», «Покровские ворота», «Полеты во сне и наяву», «Поцелуй», «Полоса препятствий» — принципиально не похожи одна на другую. Радует и своеобразие каждого характера, изобретательно переданного молодым актером, и умение найти неожиданные художественные средства для его воплощения. Олег Меньшиков избегает личностной откровенности. Перевоплощаясь, он оставляет за собой право рассказчика. Его разговор о современниках спокоен по интонации, находчив в аргументации, меток в деталях. Ошеломляет холодная гримаса-улыбка его героя в кинофильме «Полеты во сне и наяву», нежданные слезы в «Родне», суетность порывов в «Полосе препятствий». И самому актеру интересно прежде всего разнообразие жизненного материала, который ложится в основу характеров. В перевоплощении для него — главный смысл актерской профессии — художественный анализ разных биографий и судеб. Он способен к мгновенным трансформациям, переходам в разные характеры, жанры, разные пьесы и сценарии. У каждого хорошего актера есть свои, особые корни в театральной традиции прошлого. Думаю, Олег Меньшиков по типу и особенностям дарования тяготеет к актерам-жанристам XIX века, блиставшим изысканной техникой перевоплощения. И предрасположенность молодого актера к такому редкому сегодня типу творчества нельзя не отметить.

В кино он начал сниматься еще студентом театрального училища имени Щепкина. Ему повезло: почти одновременно он работал с тремя режиссерами, каждый из которых стремился передать ему свое, индивидуальное понимание фильма, жизни, профессии.

— Три замечательных человека — Михаил Козаков, Никита Михалков, Роман Балаян — вошли в мою жизнь в один период. Постепенно они научили меня смотреть другими глазами на то, что, я не задумываясь, делал раньше. Я стал чаще задавать себе вопросы: во имя чего?.. Зачем?.. Начал всерьез думать о зрителе, как бы точнее «адресовать» своего героя. Роль нравится мне в том случае, если затрагивает болевую точку современности...

В кинорепертуаре Олега Меньшикова — три наших современника, играл он и молодого человека из 50-х в фильме Михаила Козакова «Покровские ворота». Эта картина, получившая высокую оценку прессы и зрителей, отмечена, на мой взгляд, какой-то дерзостью молодости. Олег Меньшиков играет роль Костика — одного из главных героев телефильма. Невеликое и житейское перекликалось в этом фильме с лирическим признанием, пафос — с сиюминутной пародией. С беспечной улыбкой, а порой иронично лепил Михаил Козаков обличье Москвы конца 50-х.

Герой Меньшикова изящно дирижировал жизнью коммунальной квартиры. Он был неупорядоченным и беспокойным, насмешливым и остроумным, но этот вроде бы ветреный юноша оказывался самым верным и надежным другом. Он устраивал чужие судьбы, он смеялся, по-весеннему тоскуя о любви, и влюблялся, не переставая шутить, но при этом он всегда оставался самим собой. Жанр лирической комедии-буффонады актер воспринял всерьез и каждое режиссерское изобретение воспринимал с энтузиазмом. Он искренне поверил в значимость и благородство молодости поколения 50-60-х годов.

— Михаил Михайлович Козаков возился со мной долго и терпеливо. Часами рассказывал о своей молодости. Мы смотрели документальные фильмы тех лет, слушали музыку, читали стихи. Работа была кропотливейшая и научила меня, прежде всего, подходу к материалу, который предстоит освоить. К началу съемок я был уверен, что жил тогда, в конце пяти десятых, и все о том времени знал...

В фильме Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву» роль у Меньшикова небольшая, и тем не менее она стала одной из важнейших тем кинокартины. Жизнь главного героя, которого сыграл Олег Янковский, превратилась в клубок, где перепутались любовь и безразличие, стыд и страдание, предательство и беспечность. Янковский создал тип человека сложного, неоднозначного, и мы испытывали к нему и ненависть, и презрение, и жалость, и соболезнование. А молодой человек Олега Меньшикова в этом фильме был однозначен. Его лицо с вежливой улыбкой-гримасой, порою издевательской и всегда равнодушной, говорило о духовной и нравственной пустоте. Это лицо не обнаруживало игры чувств и мысли, глаза смотрели на мир холодно и спокойно, ничему не удивляясь. Герой Меньшикова недоумевал перед обидами, переживаниями и душевной болью взрослых, он скептически относился к человеческой сложности, в каких бы формах она ни выражалась. Он жил в придуманных им самим ритмах 80-х, не знал сострадания и человечности, существовал как некий механизм. Но танцевал он блестяще — танец был непрофессиональным, но гибким, в нем сочетались жесткость движений и уверенность в себе и своих поступках. Этот танец, лишенный одухотворенности, был насыщен азартом хищника. Упорство, конформизм и однозначность были основополагающими принципами его героя, который в последнее время нередко встречается и в жизни. Многочисленные зрители, размышляя в письмах об этом фильме, задавали вопросы: почему сегодняшний молодой человек зачастую ограждает себя от трудностей? Откуда это стремление к спокойной, «сладкой» жизни, достигаемой любой ценой и любыми средствами? Вопрос этот непрост, и в какой-то степени отвечает на него другая работа Олега Меньшикова из фильма Михаила Туманишвили «Полоса препятствий», где его молодой герой преодолевает искушение ограничиться легкой, но пустой жизнью, едва не превратившей его в бездарного дельца.

Олег Меньшиков — актер, который нуждается в четкости задач, поставленных перед ним режиссером. Если же нет этой смысловой насыщенности роли, молодой актер теряется. К сожалению, так произошло в телевизионном фильме «Капитан Фракасс», в котором режиссер Виктор Савельев, а вслед за ним и актер не смогли в необходимой степени продумать и обосновать духовные движения героя, насытить смыслом его романтическую биографию.

— Сейчас я заканчиваю сниматься в кинофильме «Михайло Ломоносов» у режиссера Леонида Прошкина. Роль Дмитрия Виноградова очень мне дорога. Изобретатель русского фарфора, соратник и друг Ломоносова, человек блестящего дарования, моцартовского вдохновения и склада натуры, Виноградов закончил жизнь трагически...

Пять лет, которые прошли со времени дебюта Олега Меньшикова в кино, помогли ему определиться внутренне, осознать законы своей профессии. Сложность киноработы выработала умение максимально мобилизовывать свои силы. В требовательности к самому себе, пристальном внимании к жизни, неуспокоенности — залог его творческого и человеческого роста.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Добрые игры

Спорт в нашей жизни

На что уходит рубль

Жизнь семьи