Поэт земли русской

Юрий Осипов|06 Октября 2015, 11:56| опубликовано в номере №1811, Сентябрь 2015
  • В закладки
  • Вставить в блог

Русь бесприютная. Потом у него будут и «Русь советская», и «Русь уходящая», с бабами, невестами, ополченцами, матерями… А тогда после концерта он получил в награду от императрицы Марии Федоровны золотые часы и разрешение посвятить ей цикл стихов в своей новой книге! Такими верноподданническими чувствами  любимец публики навлек на себя бурное негодование «передовой общественности», и, не случись Февральской революции, двери крупнейших издательств оказались бы для него закрытыми.

Клюев и народнический публицист Иванов-Разумник удерживали Есенина от опасного флирта со двором, куда его в начале 17-го года не раз приглашали читать стихи. 22 февраля он получил предписание явиться в Могилев для продолжения воинской службы. Но тут грянула революция, и дальше с поэтом приключилось то, что он откровенно описал в «Анне Снегиной».

Я бросил мою винтовку,

Купил себе «липу» и вот…

…Под грохот и рев мортир …

Был первый в стране дезертир.

            Опьяненный революционной грозой, в поисках социальной силы, способной осуществить его мечту о крестьянском рае, Есенин весной 1917 года сошелся с эсерами. Его «золотая голова поэта и широкая улыбка сияли среди черных блуз и угрюмых глаз, глядящих из-под очков», - вспоминал В.Чернявский. Есенину казалось, что жизнь коренным образом меняется, что «наше время пришло», значит, можно перестать осторожничать, подлаживаться к обстоятельствам и к сильным мира сего, испытать, наконец, счастье быть самим собой.

            Эта иллюзия свободы продлилась недолго. Пару лет спустя, в эпоху военного коммунизма ему опять придется надевать маску, идя на прием к Троцкому, Калинину, Каменеву, снова прикидываться крестьянским парнем, деланно окать и выпрашивать бумагу для изданий или разрешение на открытие книжной лавки. И вновь власть и поэт будут недоверчиво приглядываться друг к другу, обоюдно лицемерить: власть, притворяясь народной, а поэт – рупором  революции. Но это произойдет потом. Пока же Есенин был охвачен новыми надеждами, творческим жаром и сильным чувством к молоденькой секретарше из эсеровской газеты «Дело народа» Зинаиде Райх.

            Их бурный роман и быстро распавшийся брак – отдельная история. Стоит только сказать, что «роковая» Зиночка Райх перешла затем с детьми Есенина к Мейерхольду, который сделал ее, никудышную актрису, примой в своем театре и которому она была так же неверна, как, по всей вероятности, и первому мужу. Но любила всю жизнь одного его и, когда гроб с телом поэта опускали в могилу, прошептала: «Прощай, моя сказка!».

            Говорят, непосредственным разлучником этой пары выступил злой гений Есенина Анатолий Мариенгоф, неотступно следовавший за ним повсюду. Сам же поэт в пору брака с Зинаидой Райх находился в расцвете творческих и физических сил и, опьяненный мистическими прозрениями, создавал цикл религиозно-революционных поэм. Но мы сегодня повторяем другие есенинские строки тех лет: «Вы помните, вы все, конечно, помните,\\ Как я стоял прижавшийся к стене.\\ Взволнованно ходили вы по комнате\\ И что-то резкое\\ В лицо бросали мне». Или: «Любимая!\\ Меня вы не любили…». 

            Несравненным лирическим поэтом он оставался и в последующие годы, хотя его мировоззрение и, в особенности, идиллическое отношение к крестьянству кардинально изменились. «Хлестнула дерзко за предел\\ Нас отравившая свобода». Таким, новым, он отправился 3 января 18-го года в гости к Блоку. Они долго беседовали на профессиональные темы, и Александр Александрович спросил у Есенина, откуда он столько знает, на что тот дал, как всегда, уклончивый, полуернический ответ. Блока Есенин глубоко почитал и пошел на его поэтический вечер в Технологический институт, шепнув там в перерыве своему спутнику: «Хорош Блок! Надо его проводить до дому». И проводил, беседуя с ним по дороге о германском наступлении на столицу.

Чтобы в одиночку не загнуться с голоду, Есенин судорожно пытался встроиться в какие-нибудь структуры – издательские, профсоюзные, культурные. И взял на себя роль одного из организаторов группы имажинистов. Заполняя, случайно угодив в ЧК, анкету, в графе «партийность» он написал: имажинист, что станет отныне его поэтической принадлежностью.

 Причудливая жизнь новой эпохи влекла Есенина в дальние концертные поездки по стране. В мае 21-го он через Самару и Поволжье, где царил страшный голод, приехал в Ташкент. Под влиянием увиденного, в спорах с друзьями-поэтами А.Ширяевцем и Н.Клюевым в его сознании возникали несвойственные ему прежде мысли и образы. Есенин крепко усвоил нехитрую заповедь: «пиши о своем». И часто с любовью вспоминал Блока. «У него глубокое чувство родины… без этого нет поэзии». Так начала складываться поэма «Пугачев», одно из главных и наиболее зрелых произведений Есенина. Он ощущал себя теперь блудным сыном, которому возвращаться некуда – милый его сердцу деревенский мир был раздавлен железной пятой. Кругом нарастало отчаянное сопротивление политике военного коммунизма. Вспыхнуло тамбовское восстание, восстал Кронштадт… Они были потоплены в крови, но не прошли бесследно, найдя прямое отражение в есенинском «Пугачеве». Страна менялась. Менялся ее поэт.

7 августа 1921 года умер Александр Блок. Есенин ворвался на вечер его памяти  в московском клубе  пролетарских поэтов «Кузница» с криком:  «Это вы, пролетарские поэты, виновны в смерти Блока!»

Сам Есенин в это время писал стихи  по ночам, сочинял их в уме  днем, на ходу, праздношатающимся, за столиком кафе, со сжатыми губами, ничего не видящими глазами и нечленораздельным мычанием, перед тем, как влипнуть в очередную скандальную историю. Он был воплощением литературной богемы, легко покорял любую аудиторию и во многом напоминал будущего Владимира Высоцкого. Столь неотразимым Есенин повстречал в июне 1921 года  Айседору Дунакан.

Известная американская балерина – «босоножка», прибывшая в Россию не только с выступлениями, но и, чтобы открыть свою балетную школу, была очарована Есениным. Их внезапно вспыхнувшая страсть переросла в громкий брак с душераздирающими ссорами и битьем посуды. Знаменитая совместная поездка в Америку окончилась разрывом.

Есенинская любовь к Айседоре подарила нам замечательные лирические стихи, а ему принесла горечь разочарования, усталость, все усиливавшееся пьянство и душевную болезнь… «Друг мой, друг мой, \\ Я очень и очень болен.\\ Сам не знаю, откуда взялась эта боль.\\ То ли ветер свистит\\ Над пустым и безлюдным полем,\\ То ль, как рощу в сентябрь,\\ Осыпает мозги алкоголь».

Он пытался еще бросить вызов большевистской диктатуре драматургической поэмой, рискнув дать ей исчерпывающее название «Страна негодяев». «Негодяи» пренебрежительно отмахнулись, предпочли «не заметить». А читающая Россия восторженно упивалась пронзительной поэтической исповедью Сергея Есенина:

                        Не злодей я и не грабил лесом,

                        Не расстреливал несчастных по темницам.

                        Я всего лишь уличный повеса,

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м  номере читайте об Алене Арзамасской – беглой монахине, атаманше, сподвижнице Степана Разина,  о дипломате, камергере, поэте Федоре Тютчеве, о двух меценатах МХАТА  Николае   Тарасове и Никите   Балиеве, об истории создания Чесменского дворца, о дочери  австрийского императора Марии-Луизе, второй жене Наполеона, беседу с выдающейся актрисой современности Аллой Демидовой, новый остросюжетный роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА»и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Памяти Михаила Зощенко

10 августа 1895 года родился Михаил Михайлович Зощенко

Некрасов

10 декабря 1821 года родился Николай Алексеевич Некрасов

Мертвая петля

27 февраля 1887 года родился Пётр Николаевич Нестеров

в этом номере

Эмма и адмирал

29 сентября 1758 родился Горацио Нельсон