Первый бой

П Мищенко| опубликовано в номере №353, Февраль 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Чем ближе мы подходили к линии фронта, тем явственнее становились следы войны. Все чаще приходилось объезжать взорванные немцами мосты; на шоссе, по обочинам то и дело встречались полузанесенные снегом остовы немецких машин, вдребезги искрошенные повозки, трупы лошадей, исковерканные танки, ящики из - под мин и снарядов с немецкими надписями.

Легкими изгородями обнесены участки, которые наши саперы еще не успели разминировать. По одному из таких участков бродила невесть как забравшаяся туда колхозная лошаденка. Ребятишки и колхозники кричали на нее, размахивали руками, швыряли камни, а лошадь смотрела большими непонимающими глазами на волнующихся людей.

Мелькают деревни. Но вот началась «зона пустыни». Здесь прошла нога варвара. Огонь пощадил заборы, и они черными квадратами обозначают места, где еще совсем недавно стояли деревенские избы с резными петушками и высокими крыльцами, а из труб вился легкий дымок. Теперь здесь мертво, и только кирпичные трубы, словно памятники на кладбище, стоят почерневшие и мрачные. Холодная ярость подкатывает к сердцу.

Кончилась накатанная дорога. Проселки еще не очищены от снега, и мы с радостью выполняем приказ - дальше идти на лыжах. Хорошая тренировка после двухмесячной лыжной подготовки в тылу!

Пошли напрямик, по азимуту. Сколько лишних километров крадет причудливо вьющаяся проселочная дорога! Через час после выхода - пятиминутный привал. Выбрали в лесу хорошо укрытое от воздушного и наземного наблюдения укромное местечко, подогнали снаряжение, отдохнули и снова двинулись в путь.

И вот мы у цели. Нас разместили по избам (эта деревня каким - то чудом уцелела; видно, немцы просто не успели ее сжечь: очень торопились). Где - то глухо ухали тяжелые орудия, доносилась пулеметная трель. Музыка войны немного встревожила, стало как - то не по себе, но жители и встречные красноармейцы были совершенно спокойны, словно ничего и не слышали. Их спокойствие невольно передалось и нам, новичкам: значит, до фронта еще далеко. И даже когда совсем рядом кто - то решил «прогреть» свой автомат и дал две коротких очереди, никто и внимания не обратил.

Командир батальона потребовал к себе младших командиров.

- Мы медленно двигались, - сказал он. - Это оттого, что прокладывавшие лыжню сменялис недостаточно часто. На будущее учтите: прокладывающий лыжню должен быть впереди не дольше двух - трех минут, в зависимости от состояния снега. Это - первое. Второе: через два часа отправляется дивизионная лыжная разведка. С ней можем послать нескольких наших бойцов. Пусть поучатся у опытных людей. Надо набрать десять добровольцев.

Охотников пойти в разведку оказалось гораздо больше. Многим пришлось отказать. Мне посчастливилось: я попал в этот десяток. В сумерки, когда бойцы батальона собирались уже ложиться спать, наша группа разведчиков выступила из деревни. Быстро темнело. Я шел третьим, но с трудом различал высокую фигуру старшего лейтенанта Шпагонова, шедшего впереди. Маскировочные халаты помогали нам сливаться с полем. Если бы не поскрипывание лыж, нас, вероятно, никак нельзя было бы обнаружить.

Прямо перед нами из темноты выступили расплывчатые контуры леса. Мы углубились в чащу. Шпагонов приказал остановиться. На мгновенье он осветил карту и сказал:

- Справа, через дорогу, в трехстах метрах, деревня Ноздрино. Надо выяснить, есть ли там немцы.

Вперед выслали двоих. За ними осторожно двигались остальные. Минут через пятнадцать передовые вернулись:

- Немцев нет. Жителей расспрашивали - подтверждают. Два часа назад ушли в направлении на Веселовку.

Мы двинулись дальше. Шпагонов выбрал очень удачный маршрут: то кустарник, то лощина, то лесок. Замечательная дорога для разведчика!

У одной из деревень наткнулись на немецкий полевой караул. Шпагонов быстро развернул группу. Мы первые начали стрельбу.

В деревне поднялся переполох. Забегали немцы. Опомнившись, они наконец открыли ответный огонь. Этого только нам и надо было. Засекли два вражеских станковых пулемета, а при свете ракет обнаружили танк и две пушки. Не деревня, а укрепленный пункт! Задача выполнена: огневые средства противника разведаны. Больше нам делать нечего. Старший лейтенант приказал прекратить стрельбу и ползти к лесочку.

Мы ушли уже далеко, а немцы с перепугу долго еще стреляли по пустому месту.

Из глубокого оврага отряд поднялся на ровное поле. Впереди пылал пожар. Да какой! Горел только один дом, а багровое зарево заливало полнеба.

- Сержант Мищенко, за мной! - скомандовал Шпагонов. - Остальным двигаться сзади, на дистанции трехсот метров.

Шпагонов нажал на палки. Тут - то я убедился, что имею дело с мастером. Я считаю себя совсем неплохим лыжником, однако мне нелегко было следовать за ним, хотя я и шел по проторенной лыжне. У околицы мы остановились, внимательно осмотрелись и задворками двинулись к горящему дому, где столпилось десятка два местных жителей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены