Озеро. Берег. Человек

Ираида Потехина| опубликовано в номере №1275, Июль 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Неуютно на Телецком озере, когда дуют «низовки» – ветры коварные, опасные своим внезапным появлением. Летом они приносят с собой дожди, зимой снегопады и всегда – резкое похолодание.

Вспоминаю прошедшее лето. В узком, между скал, коридоре озера ветер рвется со свистом, ища выхода на равнину. Наша моторная лодка скачет по волнам, как по пашне.

Не рискуя соперничать со стихией, прячутся в заливы и бухточки любители-«мореходы», опустела живописная поляна на берегу. Еще несколько минут назад на ней, поросшей высокой травой и усыпанной цветами, азартно играли в волейбол туристы из «Золотого озерам. Но вот в северной части неба появилось облачко, другое... Прошли считанные минуты – и не видать за мощным заслоном облаков жаркого солнца. Упругими, злыми рывками прошелся северный ветер по прибрежному гулкому кедрачу, загулял по высоким травам, испуганными белыми барашками погнал по воде волны. Разбежались и волейболисты по своим домикам-теремкам, что в трех километрах от истоков реки Бии веселой красочной цепочкой протянулись по северному берегу озера.

Плохая погода по-разному действует на людей. Вот и здесь. Одним туристам она вроде как и нипочем. Из крохотного домика, до отказа заполненного многолюдной веселой компанией, то и дело ветер доносит чей-то смех, радостные крики, песни...

Другим в такую погоду больше по вкусу уединение. Под шум дождя и ветра хорошо думается, читается или спится...

Но есть среди туристов и люди, случайные здесь, на Горном Алтае. Своими ворчливыми сетованиями на погоду, на неудобства туристической жизни и прочие «непорядки» они нагоняют скуку на себя и на окружающих. Им, рассчитывающим на высокогорном озере получить климатический и бытовой комфорт обжитых южных побережий, труднее всего. Горный Алтай со своей хоть и не суровой, но все-таки строгой природой, капризным климатом, с еще недостаточно обустроенными турбазами не для тех, чья активность во время отдыха сводится лишь к тому, чтобы своевременно переворачиваться на пляже с живота на спину.

Одного из таких туристов я видела на нашем прогулочном катере. Он не вышел из душного салона на палубу, дабы не схватить насморк, даже тогда, когда над успокоенным после дождя озером загорелась диво-радуга. Двумя широченными дугами, яркими и переливающимися, как северное сияние, перекинулась она через воду и занялась, самоцветная, заиграла всеми красками. Красота! Он был перед нами, Горный Алтай. Голубой, солнечный, в цветах, сверкающий бриллиантами дождинок, зелени. А может, это не облака, а причудливые белые птицы? По мановению чьей-то волшебной руки они возникают из ничего над самой водой и плавно поднимаются, растворяясь в небесной голубизне...

Воображение завораживает. И вот уж не шлюпки и баркасы туристов с прямоугольными красными парусами, а древние струги и ладьи заскользили по зеркальной глади озера в неведомую, тающую в знойной дымке даль...

Прошлым летом я побывала впервые на Телецком озере и, очарованная полудикой его красотой, не сразу обрету способность воспринимать все то, что скрывается за ее блеском, не сразу откроется мне и то, что, будто червь, тайно, изнутри, точит эту красоту, грозя ей погибелью. Но пройдет время, утихнут восторги и ахи, настанет пора оглянуться назад и... насторожиться.

...И здесь, оказывается, в краю, удаленном не только от железных, но и автомобильных дорог, все те же «следы» человека, следы его небрежного, а порой и бездушного «хозяйствования», которое вредит природе нашей порой пострашнее, чем стихийное бедствие.

Яйлю (в переводе с алтайского – «Теплая стоянка») оправдывает свое название. В этом поселке, расположенном между невысокими скалами, окружающими его с запада и востока, климат особый, более теплый, чем в высокогорье или в удаленных от озера районах. Может, именно поэтому здесь расположились и озерная (по изучению Телецкого озера) станция и управление Алтайского государственного заповедника. Организации, как я узнаю позже, замечательные. Каждая в своем роде.

Возле берега, покрытого отшлифованным волнами галечником, катера, моторные лодки. «Флот» довольно многочисленный для небольшого, в три десятка домов, поселка. Слева от пристани, сразу за управлением заповедника, магазин, баня. Справа – гостиница, деревянный одноэтажный домишко, обнесенный низким забором. Впереди, на горе, на самой ее вершине, небольшой бревенчатый домик с двумя входами. Один – на озерную станцию, второй – в жилище начальника и основателя станции Валентина Васильевича Селигея. Он с семьей – старожилы этих мест.

Семнадцать лет из почти сорока прожитых Валентин Васильевич работает в Яйлю, крохотном, зимой малолюдном поселке, не соединенном с Большой землей ни одной дорогой. Несомненно, только человек, поистине увлеченный работой и глубоко любящий эти места, способен так долго выдерживать оторванность от «цивилизации», оставаясь при этом человеком вполне современным, начитанным, неравнодушным. Все, прямо или косвенно касающееся Телецкого озера, волнует его больше всего. Внимание, труд этого человека, знания отданы озеру.

Потому-то среди 760 труднодоступных станций Советского Союза (куда входят островные, глубокотаежные и полярные) Телецкое – на первом месте по организации труда и быта. Она носит звание «Станция отличного качества».

Задачи станции обширны. В первую очередь, конечно, всестороннее наблюдение за самим озером. Вторая, и очень ответственная, задача – наблюдение за атмосферой, выявление степени загрязнения ее промышленными предприятиями.

Это здесь я узнала потрясший меня факт: даже в заповедном районе реки Кокши, в специально созданном фоновом (эталонном, первозданном) бассейне, обнаружен свинец из выхлопных газов автомобилей, что доказано химическими анализами почвы, осадков, речной воды...

Зимой в Яйлю редки гости. Ни одна дорога не подходит к поселку. Разве что лыжня. Да с наступлением ледостава, где-то во второй половине января, зеркально чистый, гладкий лед Телецкого озера служит недолговечной дорогой, соединяющей Яйлю с «цивилизацией». Коньки здесь не только спорт, но в это время года и средство передвижения. В январе стар и млад становятся на коньки. По льду тридцать километров до ближайшего поселка Артыбаш для местных жителей – не расстояние. А уж оттуда и до Турочака, районного центра, нетрудно добраться и дальше, до Бийска, где берет начало знаменитый Чуйский тракт – автомобильная дорога.

Причудливыми наплесками застыл лед на скалистых берегах озера. В горах видны покрытые снегом гольцы. Там зима наступила рано, еще в октябре. Она пришла в горы, когда на нижних склонах еще жили светло-зеленой полоской кедрачи и темнохвойная пихта, а на равнине ярким, буйным пожарищем полыхали кусты рябины, трепетали на холодном ветру нервные осины и разноцветным, но еще не очень пышным ковром шуршали под ногами опавшие листья берез.

Для чуткого уха человека, привыкшего к лесу, каждый звук в нем наполнен значением и особым смыслом: и трубные призывы марала, вызывающего соперника на бой, и треснувший под лапами "сытого, а потому добродушного осеннего медведя валежник и бестолковое громкое хлопанье крыльями еще не пуганного охотниками глухаря. Он сорвался с разлапистой сосны, к которой только что подошел человек.

Зима на Алтае начинается с гор. И там, в горах, кончается лето. Даже в самые жаркие его месяцы, когда и студеные воды глубоководного Телецкого озера нагреваются так, что можно купаться, там, на альпийских лугах, лишь подняться повыше, весна... Цветут огневые .жарки, нежные фиалки и подснежники, сверкают на солнце еще не растопленные его лучами снежинки. А если хотите посмотреть тундру, поднимитесь еще выше. Скудная растительность, мох... Ну неудивительно ли вот так, сразу, побывать в столь разнообразных климатических и растительных зонах?.. А вот и пустынные курумы (крупнокаменные осыпи). И снова альпийские и субальпийские луга, покрытые высокой травой и цветами: голубыми, бело-розовыми, желтыми... И травы целебные растут здесь. Всех не перечесть: знаменитые маралий и золотой корни, володушка золотистая, черемша, княжик сибирский, жимолость... От одних названий голова кругом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены