Музыкальные инструменты

Мария Богданова| опубликовано в номере №1275, июль 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тихонько, чтобы не заметила мать, выбрался Гермес из пеленок, выпрыгнул из колыбели и прокрался к выходу из грота. Там он увидел черепаху и, поймав ее, сделал из панциря и трех веток первую лиру, натянув на нее сладкозвучные струны...»

Так повествует миф о возникновении далекого предка наших струнных инструментов...

И флейта – один из древнейших духовых – тоже имеет свою легенду. О ней пишет римский поэт Овидий... Однажды Афина отломила самшитовую ветвь, и в ее божественную голову пришла идея просверлить в полом самшите отверстия. И возникла флейта. Но «в волнах зеркальных» увидела богиня, как раздулись при игре щеки, «лицо исказив». И в гневе отбросила флейту богиня. Ее подобрал сатир Марсий, научился на ней играть,и «вскоре искусством своим чваниться стал он средь нимф».

Так первые открытия, сделанные человечеством в мире музыки, обретали в воображении людей величественное и чудесное обличье мифа. Гений первого мастера и первого исполнителя еще не мог быть соотнесен в сознании с каким-то одним, земным человеком, таким, как все.

А вот имя того, кто создал в XIX веке саксофон, вошло даже в само название инструмента. По замыслу бельгийского мастера Адольфа Сакса, он должен был соединить в своем звучании свойства деревянных и медных духовых музыкальных инструментов. Сакс применил совершенно новый принцип построения. Весь корпус он сделал из металла, а клапанный механизм и трость (наконечник из одной тростниковой пластины, прикрепленной к мундштуку, по форме напоминающему птичий клюв) он заимствовал у деревянных духовых (гобоя и кларнета). Так родился поразительный по своему звучанию музыкальный инструмент. Начав свое существование в военно духовых оркестрах Франции, саксофон обнаружил такое богатство окрасок и тембров, что вскоре зазвучал в оперных и симфонических оркестрах. Этому инструменту подвластна передача самых разнообразных чувств и настроений – от безудержного веселья и экстравагантного юмора до трагизма и романтического настроя. А когда в начале XX века появились джазовые ансамбли, то яркость и экспрессивность звучания сделали саксофон «королем джаза».

Среди духовых он, пожалуй, самый популярный у молодежи инструмент. А на Московском комбинате по производству музыкальных инструментов его внедрил в производство один из старейших мастеров, Борис Иванович Демин. «Без этого красавца, – говорит он, – семейство инструментов нашего духового цеха не было бы таким уважаемым и ценным».

По специальным лекалам вырезаются из латуни заготовки для прямого и кривого колена саксофона. Соединившись при сборке, они примут своеобразную изогнутую форму, напоминающую букву S, на конце возникнет конический раструб, похожий на маленький колокол. Подчиненный этой форме столб воздуха и есть та «струна» инструмента, колебания которой рождают звук. Качества его зависят от того, насколько точно и аккуратно будут совершены первые операции, силой и огнем покоряющие металл. А тем временем на токарных и револьверных станках вытачивается множество мелких деталей, которые, как маленькие улитки, облепят при сборке весь инструмент от мундштука до раструба. Сборка и пайка, вероятно, самая кропотливая и тонкая работа при создании саксофона. Конструкция его сложна, одних только клапанов, меняющих высоту основного тона, около двадцати. В движение их приводят рычажки, собрать которые тоже своего. рода ювелирная работа. «Как бы ни развилась техника, – говорит мастер Демин, – только руки смогут хорошо выполнить сборку, пайку и подгонку». Такие же слова мы могли бы услышать и в цехе смычковых инструментов. Да, только руки мастера способны превратить простой еловый брусок в изящную скрипичную шейку.

Рождение скрипки похоже на рождение цветка. Вот почки – заготовки (их называют делянки), теперь из них наметились лепестки – деки, потом появился и бутон – деки слегка выгнулись и по две, обвитые ободком (обечайкой), стали уже похожими на скрипку, какой мы привыкли ее видеть.

Рука молодого мастера оглаживает шейку скрипки, проверяет тщательность отделки. Сейчас к ней будет пригоняться гриф – черная пластина, вдоль которой протянутся струны к колкам. Пригонка грифа к шейке требует большой аккуратности и точности исполнения. И от нее во многом зависит дальнейшая жизнь инструмента, его голос.

– Добиться того, чтобы наша фабричная скрипка звучала не хуже «Страдивари» – ну, чем не задача. – Саша Рябец, молодой мастер, улыбается, но видно, что эта, в общем-то, фантастическая цель имеет для него вполне реальную значимость.

...Подмосковье. В небольшом живописном поселке «Правда» расположен институт, в лабораториях которого более десяти лет ведутся работы по усовершенствованию производства различных музыкальных инструментов – от баяна до электрооргана. Здесь решается, где и как можно заменить ручной труд машинами, как объективно, на научной основе оценить тонкие, трудноопределимые качества музыкальных инструментов, что может помочь работе настройщика... Здесь ищутся пути разрешения той задачи, о которой говорил молодой мастер Саша Рябец: как сделать, чтобы скрипка с фабричной маркой была не хуже скрипки с личным клеймом прославленного мастера? Возможно ли это?

Одна из последних научно-технологических тем. разработанных институтом. говорит: да. Был найден способ формования скрипичных дек из тонких древесных пластин на прессах. При этом акустические свойства инструмента не только не ухудшаются, а, наоборот, становятся лучше. Структура древесины при такой обработке не нарушается, волокна ее, несущие звуковые волны, не пресекаются. Кроме того, расход дорогостоящей древесины значительно сокращается. Случается же, что двух зайцев убивают разом!

«Но вот настройка дек, – утверждают мастера, – это даже самым фантастическим машинам никогда не будет доступное.

Настройка дек? Две деревянные пластины овальной формы с выемками по бокам – они тоже проходят настройку. как и струны.

В руках легкая и нежная на ощупь дека. Ее бледно-желтая поверхность татуирована цифрами – 2,8; 3,2; 2,7. Это замеры толщин. Их должен добиться

мастер кропотливой и тонкой работой крохотным рубанком. Им выстругиваются лишние доли миллиметра в десятках мест на небольшом тельце деки.

Когда это будет достигнуто, дерево возьмет под легким ударом определенную ноту. Какую? Мастер Серов хитро улыбается и убирает свое детище в шкаф; «Настройка – мой секрет».

Личный секрет мастера? Такое возможно, пожалуй, только на столь уникальном производстве, как изготовление скрипок.

Не по скупости, не по душевной скаредности хранил великий Антонио Страдивари тайны создания скрипки. Даже на закате дней, он не открыл их и своим детям. Жадный, хоть и гениальный старик? Но ведь достигнуть совершенства в скрипичном деле, создать свою уникальную скрипку можно, только сделав самостоятельные открытия.

Ученики Страдивари постигали в его мастерской основы скрипичного дела. Но была в его доме одна комната, куда не заходил никто, кроме самого мастера.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое