Откровенный диалог

Борис Данюшевский| опубликовано в номере №1454, Декабрь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Подводим итоги читательской летучки «Смена»-87»

У вас в руках, дорогой читатель, 24-й номер «Смены», последний в уходящем 1987 году. Не знаю, как вам, а нам, журналистам-сменовцам, всегда немного боязно открывать этот последний номер года. Да и готовим мы его всегда с каким-то особым напряжением — ведь хочется сказать в нем все то, что не успели сказать в течение года, выполнить все, что обещали нашим читателям, критически осмыслить свою работу, и так, чтобы не подменить здоровую критику игрой в самокритику. Короче, хочется порой объять необъятное, хотя прекрасно понимаем, что проблема эта вряд ли выполнимая.

Уходит еще один год нашей жизни, год трудной, ответственной, напряженной и очень интересной работы. Нашей с вами, дорогой читатель, совместной работы над журналом. Говорить так нам дают право такие, на наш взгляд, впечатляющие цифры: за этот год «Смена» получила 73 тысячи ваших писем. Из них более 500 использовано на страницах журнала. На критические выступления поступило из разных инстанций 275 ответов. Более 750 ваших запросов, жалоб, предложений, просьб отправлено для принятия мер в различные организации. Нас эти цифры радуют и, повторю еще раз, дают право говорить о том, что сегодня мы вместе с вами итожим наше сотрудничество в большом и важном деле, сознавая, что обилие почты — это, прежде всего обязывающее доверие читателей.

Находясь на пороге нового, 1988 года, мы уже можем поглядеть и прикинуть — хотя бы контурно, — а просматривается ли в нашей работе четкая программа активных действий, устремленность к реализации задач, выдвинутых на передний план сегодняшним временем — временем решительных перемен. В этом анализе нам как нельзя лучше помогут ваши письма-анкеты, которые мы получили в ходе объявленной в 17-м и 18-м номерах «Читательской летучки». 1220 человек участвовало в коллективном обсуждении «Смены»-87.

Что больше всего бросается в глаза при разборе читательских анкет? Пожалуй, прежде всего — обилие довольно объемных, обстоятельных по содержанию, заинтересованных писем-добавлений, расшифровывающих вопросы нашей лаконичной анкеты. В них — добрые советы и критические замечания, предложения новых тем и новых адресов, оценка отдельных материалов и рубрик. Вот на этих некоторых принципиальных мыслях и наказах читателей мы и остановимся более подробно. Наш разговор хочется начать с письма, которое написала москвичка Ольга Михайловна Голованова. В нем подробнейшие ответы на многие вопросы «Читательской летучки». Поскольку ответы эти очень интересные, хочу познакомить вначале с самой Ольгой Михайловной и сделаю это ее же словами: «Смену» выписываю регулярно с 1960 года. Даже когда пять лет жили в ГДР, даже когда на журнал был лимит, мне выписывали его в Забайкалье с последующей переадресовкой. Так что я (и моя семья) ваши постоянные читатели. Сын, возможно, ответил бы на вопросы анкеты по-другому. Но это мое личное мнение. В душе мне 25».

А теперь вот о чем пишет О. М. Голованова.

«Хотелось бы, чтобы обсуждение молодежных проблем не ограничивалось только обсуждением. Говорим много, а толку? Проблемы обсудим, а кто будет решать их? Меня сейчас вот какой вопрос волнует: куда деться подростку в возрасте 15 — 18 лет? В какую спорт-секцию его, переростка, возьмут? Чем помочь ему (ей) в проведении досуга после школы или училища? Детсад и «продленку» переросли, до армии (свадьбы) не доросли. Кому они нужны в этом возрасте? Родители на работе, если есть бабушка, она уже не авторитет. Думаю, если решить проблему досуга, сама собой решится и проблема наркомании, хиппи, металлистов. Хотел мой сын записаться в секцию велоспорта в Крылатском, уж и анкету заполнил, а тренер глянул на возраст и говорит: «Иди отсюда. Надо было в прошлом году приходить». А за час занятий теннисом надо уплатить три рубля. Такой спорт для подростка дороговат».

Письмо Ольги Михайловны длинное, обстоятельное, она подробно отвечает на все вопросы анкеты: что-то ей нравится безоговорочно (например, публикация в «Смене» крупных остросюжетных произведений), к чему-то есть свои претензии («Извините, но поэтические подборки никакого впечатления у меня не оставили»), есть и конкретные предложения к редакции: «Почему-то не помню в «Смене» ни одного острого производственного романа или повести. Может, уже что-то написано о БАМе не так, как раньше, — одни только «Ура и ура!». Были ведь и «Битва в пути», и «Иду на грозу», неужели о сегодняшней перестройке в действии еще ничего нет?»

Может быть, я и огорчу Ольгу Михайловну, но все же придется признать, что крупных произведений о «перестройке в действии», которые можно было бы поставить в один ряд с названными ею книгами, действительно пока нет. Да и, если говорить по большому счету, они и не могли еще появиться: перестройка ведь только разворачивается вширь, каждый шаг ее то и дело наталкивается на старые напластования, на скрытое, а порой и явное стремление свернуть все в прежнее русло. Сегодня мы отчетливо видим: перестройка — не механическая замена одних схем на другие, нет, это борьба со взглядами и убеждениями, формировавшимися десятилетиями и воплощавшимися в определенные стиль и методы работы. А ведь за ними стоят живые люди с их позициями, с их пониманием задач и проблем. Значит, речь идет не только об изменении стиля и методов работы, а о психологической перестройке. Складывается она из необходимости убеждать людей в пользе перемен, чтобы они действовали сознательно и ответственно. У нас, журналистов, тут способ только один — честный и откровенный разговор с читателями о возникающих проблемах и трудностях, об ошибках и просчетах.

Об этом вы и сами пишете в своих письмах. И среди главных, первостепенных, волнующих тем называете тему перестройки в комсомоле. Вот рабочий из Краснодара Сергей Сбродов призывает: «Пишите о тех комсомольских руководителях, которые создают видимость бурной деятельности или слепо исполняют чьи-то решения. Они — главные противники перестройки». Волохова Римма, преподаватель из г. Валуйки (кстати, «Смену» выписывает уже десять лет!), просит: «Обратите пристальное внимание на бумажную возню секретарей горкомов и райкомов комсомола. Как мало живого дела!» Московская учительница Котилова Г. В. сообщает, что она со своими учениками очень часто использует материалы «Смены» в дискуссиях по острым молодежным проблемам и потому предлагает «поговорить на страницах журнала о роли комсомольской организации в жизни школы». «Школьный комсомол, — пишет она, — как никто нуждается в перестройке. Руководство школьной комсомольской организацией сводится к диктату со стороны администрации и партийной организации учителей. Петом этого года у нас был организован городской ЛТО на базе близлежащего завода. Ребята из 9-го класса принесли «Комсомолку», где было объяснено, что ЛТО — дело сугубо добровольное, на что директор им ответил: «А характеристики вам буду подписывать я!». Хотелось бы побольше читать в «Смене» статей о жизни комсомольцев школы, ведь это в буквальном смысле первичные организации, с них начинается жизненная позиция!»

И вот еще одно интересное рассуждение о школьном комсомоле, словно крик души, хотя письмо-анкету заполнил не школьник, а уже вполне взрослый человек — Андрей Пьяных, 19-летний печатник из Минска. Вот что он пишет: «Одной из проблем, которые журналу надо энергично поднимать после XX съезда комсомола, на мой взгляд, является проблема школьного комсомола. Что это все-таки за организация? «Лишь бы не цеплялись» или действительно боевой орган? Сколько об этом писали, еще больше говорили, но конкретных сдвигов что-то не видно. По инструкции ЦК ВЛКСМ стали создавать комиссии, которые рассматривают кандидатуру каждого вступающего в ряды ВЛКСМ. В комиссии входят работники райкомов, горкомов, ветераны труда и войны. Но позвольте, товарищи, разве даже самый проницательный инструктор райкома сможет узнать о человеке за 5 — 10 минут больше, чем члены школьного комитета комсомола, которые знают его 7 — 8 лет, а то и больше? И еще о финансовых правах первичных организаций. Ведь что получается: как работать, так: «Давайте, ребятки, давайте, молодцы!» А как заработанные деньги в дело (я подчеркиваю: в дело) пустить: «Подождите, подумаем вместе. Аппаратуру можно приобрести потом, спортплощадку оборудовать тоже потом». Только и слышишь: «Надо подумать и т. д., и т. п.».

Всех этих читателей, кого волнуют происходящие сейчас в комсомольских организациях процессы перестройки, понять можно. Это волнение отражает добрые перемены, происходящие в нашем общественном климате, все более крепнущую уверенность людей в том, что авторитет комсомола, бесспорно, возрастет, если молодежь увидит в нем организацию смелую, активную, способную не только говорить, но и совершать революционные перемены. Только давайте не забывать, что при этом каждый, кто числит себя комсомольцем, кому дороги комсомольские принципы и идеалы, должен часть ответственности за его судьбу взять на себя.

Мы вступили в совершенно новую фазу общественного развития. Она требует новых взглядов, нового мышления. В том числе и от комсомольских руководителей любого ранга — от комсорга до секретаря ЦК. В последнее время предприняты серьезные шаги для расширения прав комсомола, ему предоставлены широкие возможности, действуя в соответствии с законом, решать назревшие вопросы. Но для этого нужна практическая инициатива тех, кто работает с молодежью, нужны новые подходы к возникающим проблемам, чему, будем откровенны, некоторым комсомольским активистам мешают застарелые привычки выступать в роли просителей, а не действительных хозяев и умелых организаторов. (Мы в «Смене» над этими вопросами постоянно думаем и размышляем, чему пример — очерк Георгия Мелова «Испытание буднями», публикуемый в этом номере на стр. 12.)

В «комсомольской теме», судя по читательским анкетам, есть для нас, журналистов, масса интересных поворотов. Читатели зовут нас углубляться в реальную жизнь, показывать ее такой, какая она есть.

Виталий Абашкин из Нижневартовска, ему 15 лет, пишет: «Хочу предложить вам заняться проблемой, которая волнует не только молодежь. Проблема номер один — изобретатели. Сколько выдающихся, гениальных изобретений лежит на полках — я уверен, что на этих бюрократических полках пылится проект машины времени или фотонного двигателя. А сколько молодых инженеров с нестандартным мышлением пропадает зря».

Людмила Афанасьевна Харитонова, инженер-конструктор из Орска: «Посмотрите, как выполняется постановление ЦК КПСС о клубах самодеятельного технического творчества. У нас в городе они существует только на бумаге, помощи ни от кого добиться нельзя. Был случай, когда ребят выгнали (в прямом смысле вытолкали взашей) из клуба, который они своими руками отремонтировали. Ребята продолжают строить автомобили, но у себя в гараже. В клуб пришло новое руководство, и снова нет гарантии, что если ребята отремонтируют другое помещение, их опять не выгонят. Да и очень не хочется ребятам быть в роли попрошаек, не все привыкли к этому».

Письмо Куранова Олега, 29 лет, работает в Якутии по договору рабочим, заслуживает того, чтобы процитировать его почти полностью, потому что Олег, по-моему, очень правильно и откровенно говорит о тех вещах, которые волнуют сегодня многих. «Хотелось бы, чтобы журнал регулярно рассказывал о комсомольских стройках. Ведь во вновь создаваемых промышленных центрах, где в основном трудится молодежь, столько приложения сил для комсомола. Я бы даже предложил вам название для новой рубрики — «Нужны рабочие руки», где можно было бы рассказывать о перспективах той или иной ударной комсомольской стройки, о регионе, в котором идет стройка, чтобы выступили заинтересованные люди, которые бы объективно рассказали об условиях работы. Чтобы люди знали точно, что их ждет там, куда они собираются ехать не временно работать, а жить постоянно. Чтобы не было такого — «приехал — уехал», как сейчас. И государству выгодно, если молодой человек найдет свое место в жизни.

Еще я бы предложил, — продолжает Олег, — шире применять на комсомольских ударных стройках принципы МЖК. Ввести там «сухой закон», но обязательно объявив об этом перед набором рабочих. То есть, чтобы сознательно отбирался непьющий контингент или желающие бросить пить. Это важно не так для самих строителей, как для их потомства, которое бы с рождения ощущало здоровый образ жизни. Надо создавать там спортобъекты, культурные центры, то есть сразу создавать модель города Будущего. Создавать ведь легче, чем потом переделывать».

Вот так по-государственному, широко, с заглядом в будущее рассуждает молодой современный рабочий. Рассуждает, выделяя то, что сегодня особенно общественно значимо, общественно необходимо. Разве ж не об этом свидетельствует его ответ на вопрос анкеты о том, «какие из проблем, стоящих перед обществом, перед молодежью, заслуживают особого внимания журнала»? Олег пишет: «Пьянство в первую очередь, курение, наркомания. Меня особенно волнует, почему мы, если говорим о пьянстве, так только мужчин. Да ведь у женщин «эмансипация» сегодня зашла так далеко, что они и мужчин перепивают. Хотелось бы увидеть на страницах журнала материалы о том, что думают мужчины (не социологи) о пьянстве нашего прекрасного пола. Пьянство вообще противно, но пьянство женщины противоестественно. Ведь как посмотришь на них, лакающих всякую бурду, так не верится, что были Наташа Ростова, Зоя Космодемьянская, Надя Рушева. Не верится! Во что превращаются эти хранительницы домашнего очага, уюта, семьи? К ним и слова-то эти не применишь!»

Когда молодой рабочий Олег Куранов, судя по всему, еще не обзаведшийся семьей, сетует на то, что такое позорное и позорящее человека явление, как пьянство, коснулось и некоторых женщин, он, думается, горько прав. Стыдно сказать, но в нашей редакционной почте есть письма от девушек, которые даже не стесняются похваляться тем, что курят и пьют наравне с парнями. Что это — крайняя степень бездуховности, жизненное кредо или просто юношеская бравада, которая пройдет, забудется со временем? Разговор об этом не прост, но жгуче необходим — это подчеркиваете и вы, наши читатели. (Валентина Романова из Туапсе: «Пишите чаще о лихорадке курения, охватившей многих девушек. Ведь это глупо, гадко, надо же им доказать, что нельзя!»)

Почти в каждой анкете содержится настоятельный призыв к журналу больше писать о таких негативных проявлениях в среде молодежи, как наркомания, пьянство, проституция. И следует особо отметить, что эти проблемы волнуют не только людей старшего поколения, но и самих молодых наших граждан. 15-летние Галя Елизарова из Челябинска и Ира Войтинова из Казани, 18-летний Олег Артеменко из Кировограда и многие другие дают «Смене» социальный наказ: продолжать и в новом году рубрики «Что волнует молодых», «Береги здоровье смолоду», «Интимная жизнь молодых». Ну что же, наказ есть наказ: мы обещаем, что эти рубрики и в будущем будут занимать на наших страницах достойное место.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены

в этом номере

Первые перемены

После выступлений «Смены»

А щепки все летят…

После выступлений «Смены»