От богословия к ЕГЭ

Антон Ванденко|14 Апреля 2011, 15:45| опубликовано в номере №1758.1, Апрель 2011
  • В закладки
  • Вставить в блог

Реформы образования в России

Издревле образование в России было тесно связано с церковью. Подобно большинству европейских университетов, взявших начало в маленьких монастырских школах, в России вплоть до XV века грамоте учили при церквях. Однако в высшие учебные заведения, как это произошло в Старом Свете, монастырские школы так и не выросли. Столетиями монастырское образование считалось единственно возможным на Руси. Лишь во второй половине XVII века в российском государстве, испытывавшем острую потребность в образованных людях, стали открываться немногочисленные центры, не имеющие отношения к церкви, — в них обучали аптекарскому, счетоводному и казначейскому мастерству. Cистема образования, в которой главенствующая роль отводилась церкви, просуществовала до петровских времён.

Петровские реформы

Пётр I, первый российский император, вошедший в историю как великий реформатор, не мог пройти мимо действовавшей системы образования. Побывав в Европе, он убедился, насколько сильно разнятся процессы обучения «здесь» и «там». И одним из первых своих указов в 1701 году открыл специализированные учебные заведения: Школу математических и навигационных наук, Артиллерийскую и Инженерную школы и Медицинское училище. В то же время в губерниях появилось около двух тысяч цифирных школ, где обучали грамоте и азам математики. Не забыл император и об армии, на которую всегда делал особую ставку, — по указу 1714 года в России были открыты гарнизонные школы, где обучались дети военных. Однако сословный социальный барьер позволял лишь избранным получать необходимые знания, основная же масса населения по‑прежнему оставалась безграмотной и практически не имела доступа к образованию.

И тем не менее реформы Петра I дали свои плоды — вскоре в России появилось поколение молодых учёных и высококвалифицированных специалистов, которые по степени образованности ничуть не уступали западным «коллегам». Петровское желание походить на Европу привило России устойчивый вкус ко всему «западному», что во многом предопределило развитие образования на долгие годы вперёд.

Прообразы современных школ

В 1782 году, спустя почти 50 лет после смерти Петра I, под контролем императрицы Екатерины II была проведена школьная реформа. Суть реформы сводилась к учреждению закрытых сословных училищ: городских четырёхклассных и уездных двухклассных. Именно эти училища легли в основу среднего образования в России в те годы. Правда, уже тогда существовали и другие специальные заведения, такие как Смольный институт благородных девиц или Коммерческое училище, но они носили элитарный характер.

Отделив и дистанцировав церковь от учебного процесса, Екатерина попыталась привить образованию светский характер, сделав акцент на воспитании.

Сословно-закрытая система образования, введённая Екатериной, оставалась практически неизменной до восшествия на престол Александра I, который по‑своему видел устройство учебных заведений.

Образование как причина народного бунта

Синусоида российской истории, согласно которой каждый следующий правитель отменяет достижения предыдущего, не миновала и многострадальную систему образования.

В 1803 году, при правлении Александра I, впервые была введена бессословность (принимали по способностям), бесплатность обучения на низших его ступенях и преемственность учебных программ. Поменялась и классификация учебных заведений: для беднейшей части населения — одноклассные приходские училища, для горожан недворянского происхождения — трёхклассные уездные училища, а для более богатых и родовитых — семилетние гимназии в губернских городах. Количество грамотного населения и учащихся стало стремительно расти. Однако со смертью Александра I и восхождением на престол Николая I все начинания предыдущего правителя были свёрнуты — Николай приложил максимум усилий, чтобы вернуть образованию закрытый сословный характер и взять под контроль всю систему в целом. Для этого он ввёл цензуру в университетах, лишив их автономии, и наделил особыми надзорными полномочиями Министерство просвещения. Всё это было сделано лишь потому, что Николай I патологически боялся «широкого просвещения», способного повлечь за собой недовольство существующими условиями и массовые восстания.

Становление новой системы

Когда Александр II осуществил глобальные реформы, отменив крепостное право, изменив судебную систему и заложив основы новой экономики, резко возникла потребность в «новых людях», способных поддержать императорские начинания. В 1864 году он издал гимназический устав, провозглашавший равенство в среднем образовании всех сословий и вероисповеданий. Благодаря этой мере в России существенно возросло количество учебных заведений и учащихся (появились даже специализированные женские курсы с университетской программой), образование стало доступным. Не забыл Александр и об университетах, до сих пор находившихся под гнётом чиновников: всякая цензура была устранена, и высшие учебные заведения вновь получили свою автономию вместе с правом выбора ректорского и преподавательского состава и программы обучения.

Циркуляр о кухаркиных детях

При Александре III в империи начались масштабные «контрреформы», суть которых сводилась к возвращению предыдущих, дореформенных стандартов. За короткое время были закрыты женские курсы, а кадетские корпуса, сблизившиеся с гимназиями, были вновь отделены и возведены в ранг закрытых сословных учреждений. Вскоре стараниями Александра III было покончено и с университетской автономией — выборы профессоров, деканов и ректоров были отменены, а для поступления в высшие учебные заведения обязательно требовалась справка из полиции о благонадёжности. Более того, изменились даже внутренние уставы: теперь студенты должны были отвечать стоя, носить специальную форму, им категорически запрещалось пропускать занятия под любым предлогом.

Кульминацией стал знаменитый указ, именуемый циркуляром о кухаркиных детях, запрещавший, вопреки гимназическому уставу, принимать в гимназии детей кучеров, поваров, лакеев, кухарок и прочего «мелкого люда», которых, по соображениям Александра III, не следовало бы выдёргивать из той среды, к которой они принадлежат. Одновременно с этими мерами для народа активно строились церковно-приходские школы, которые воспитывали крестьянских детей в религиозных канонах, отбивая у них стремление к свободомыслию и тем более высшему образованию.

И всё же стараниями Александра III в XX век Россия вошла сравнительно образованным государством: менее чем за полвека количество грамотного населения (умевшего хотя бы читать) в стране выросло с 6 % до 21 % при общей численности населения в 72 миллиона жителей. Активно строились земские и приходские школы, а срок обучения варьировался от 2 до 6 лет.

Обязательное и общедоступное

Николай II почти никак не изменил систему образования в стране. Однако при нём впервые в голос зазвучали предложения сделать среднее образование обязательным и общедоступным. Впрочем, всем планам помешала Первая мировая война, а затем уже и отречение царя от власти с последующими государственными переменами.

Придя к власти, большевики сразу взяли образовательный вопрос под особый контроль. Буквально на следующий день после проведения II Всероссийского съезда Советов была образована Государственная комиссия по просвещению. Вскоре появился декрет об отделении церкви от государства, который устранял вмешательство духовенства в систему образования.

Новое государство быстро и отчётливо сформулировало задачу — всеми силами в максимально короткие сроки ликвидировать безграмотность. Школа стала не только главным источником народного образования, но и носительницей коммунистических идей. Из программы были исключены все предметы, имевшие отношение к старому строю, а акцент делался на обучении элементарной грамоте и точным наукам. Сами же заведения больше не делились на гимназии, духовные училища и так далее — все различия были стёрты, а образование стало общеобязательным и бесплатным.

Похожая попытка «демократизировать» образование была предпринята и в отношении высших учебных заведений. С 1918 года были отменены вступительные экзамены, упразднена плата за учёбу, а пролетарская молодёжь смогла поступать в вузы даже без аттестатов о среднем образовании!

Акцент в учебной программе также делался на естественные науки и постоянную производственную практику. Но контингент набранных студентов практически сводил на нет усилия преподавателей, заставляя их тратить время на объяснение элементарного минимума знаний. Уровень получаемого образования значительно снизился.

Советское наследие

Система пятилеток, принятая в СССР, предполагала полную ликвидацию безграмотности к 1932 году, однако слабое финансирование со стороны государства, недостаточное количество учебного материала и нехватка кадров не позволили этим планам осуществиться в срок. К 1937 году, когда они были реализованы, Страна Советов решительно взяла курс на всеобщее среднее образование.

В 1937 году было введено обязательное семилетнее образование, а затем и десятилетка. В вузах были восстановлены вступительные экзамены, положительно повлиявшие на качество подготавливаемых специалистов. Однако теперь за образование приходилось платить: согласно принятому в 1940 году постановлению СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка начисления стипендий», учёба в высших классах стоила 150—200 рублей в год, а в вузах — 300—500 рублей. Многие, не имея финансовой возможности, уходили в техникумы, откуда дорога вела прямо на производство.

Впрочем, в период Великой Отечественной войны правительство пересмотрело свои планы и несколько подкорректировало принятое ранее постановление. Например, узбеки, таджики и представители различных национальностей, за исключением титульных (русских, украинцев, белорусов), освобождались от платы за обучение в старших классах школ и в вузах. И лишь в 1956 году плата за образование была полностью отменена.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Школа, good bye! Здравствуй, school!

Практические советы школьнику (и его родителям) за рубежом

Филfuck

Есть ли жизнь после филфака?

Рынок образовательных услуг

Проект закона «Об образовании» вреден для будущего России