Особо опасный преступник

Юлиан Семенов| опубликовано в номере №1207, Сентябрь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Повесть в эпизодах, письмах и документах (1902–1905 гг.)

1

Полковник Шевяков, из варшавской охранки, диктовал секретарю по тюремному делопроизводству бесстрастно:

– Дворянин Феликс Эдмундов Дзержинский. Клички – «Переплетчик», «Астроном», «Юзеф». Возраст – 25 лет. Вероисповедания – римско-католического. Рост – один метр семьдесят восемь сантиметров. Глаза – зеленые, пронзи тельные; взгляд – наглый. Мочка левого уха – три с полови ной сантиметра, безымянный палец в диаметре – один сантиметр восемь миллиметров. Особых примет на теле нет, не считая родинки на правом плече, формою похожей на звезду... После побега из первой ссылки организовал вместе с его ближайшей соучастницей государственной преступницей Розалией Эдуардовной Люксембург, скрывавшейся от суда в Германии и находящейся там до сих пор, под покровительством депутатов рейхстага Августа Бебеля и Либкнехта, социал-демократическую партию Королевства Польского и Литвы, сокращенно именуемую СДКП и Л, которая тяготеет к объединению с русскими революционера ми. Благодаря искусной работе варшавской охраны Дзержинский был вновь заарестован и после годичного заключения в крепости отправлен в Вилюйскую губернию, где, можно предположить, он и останется навечно, ибо якутский климат для чахоточных непереносим.

 

2

— Слышишь? – шепнул Дзержинский, чуть коснувшись тонкими, ледяными пальцами острого колена Сладкопевцева.

— Ветер задувает.

— Урядник запел, – сказал Дзержинский. – Сначала он споет про бродяг, а когда заведет частушки, надо бежать – значит, пьян.

Сладкопевцев подошел к окну.

— Теперь слышу, – сказал он. – Действительно поет про бродяг.

— Пойдем, – сказал Дзержинский.

— Присядем на дорогу, Феликс?

— Ты веришь в это?

– Верю. Две тысячи верст плыть, как-никак... Присели. Поднялись разом.

Дзержинский придержал дверь ногой, осторожно стронул ее, чтобы не запели петли, проскользнул быстрой тенью, сломавшейся на какой-то миг в лунном проеме, потом сломалась такая же быстрая тень Сладкопевцева, и беглецы крадучись двинулись к реке. Спустились по косогору к лодке.

Дзержинский шепнул:

– Садись на корму.

Потом навалился грудью на острый нос лодки, оттолкнул ее и впрыгнул на борт.

...Лодка беглецов попала в тот рукав Лены, что вел к водопадам, и нарастал гул и рев, и беглецы чудом остановили лодку в десяти метрах от первого порога и вытащили свою ладью на островок, сорвав до крови кожу на ладонях, а потом, задыхаясь и падая, протащили длинную, тяжелую «сибирячку» по гранитным скалам, и ужасом отдавался визг дерева, казалось – порвет днище, пробьет острым куском могильного гранита, тогда конец, отсюда пути нет, здесь людей не бывает – только во время лесного пожара, когда зверь заплывает...

— Ну, – тихо сказал Дзержинский, – пробуем?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Ума и сердца вдохновение

Обсуждаем проект Конституции СССР