Ошибка Наполеона

Денис Логинов|15 Августа 2012, 12:19
  • В закладки
  • Вставить в блог

15 августа 1769 года родился Наполеон I Бонапарт

Опубликовано в № 11, 2011

Начиная войну с Россией, Наполеон заявил: «Если я займу Киев – я схвачу Россию за ноги. Если я возьму Петербург – я возьму ее за голову. Заняв Москву, я поражу ее в сердце...»

Однако целью похода Наполеона летом 1812 года была вовсе не Москва. Сначала поход назывался «Литовским», ибо предполагалось быстро завоевать Литву и заключить мир с Александром Первым на новых условиях:  объединить усилия обеих стран против Британии и ее колоний. Об этом Наполеон грезил еще при жизни императора Павла. Если бы Александр согласился - Москва осталась бы цела.

Главной целью Наполеона с самого момента утверждения у власти была ликвидация очень давнего и очень сильного врага Франции - Британской империи. Увы, ввязавшись в войну с Россией, он собственноручно убил эту возможность и, в результате, оказался на острове святой Елены …

 

К 1812 году в союзе с Наполеоном была почти вся Европа. Император предполагал сделать своим союзником и Россию, а дальше - отправиться в поход в Индию. Вот уж поистине наполеоновские планы!

Никто (!), ни в Европе, ни даже – что греха таить? – в России, не сомневался, что «полудикая страна» станет легкой добычей наполеоновских армий и в недалеком будущем – всего лишь одной из колоний Французской империи. Только не за океаном, а гораздо ближе.

Наполеон строил грандиозные стратегические планы, но тактически мыслил весьма и весьма прагматично. Его целью, безусловно, было разгромить русскую армию в приграничном сражении, но он также был осведомлен о том, что русские могут избрать тактику отступления, и прекрасно знал историю шведской кампании в России, вернее, чем она закончилась для шведов.

Заняв Витебск, император провозгласил, что закончена… вторая польская компания. Он не предоставил Варшавскому герцогству независимости в ходе войны, но это еще не означает, что он бы ее не предоставил в случае удачного исхода, который был возможен после подписания мира с Александром. Вероятнее всего, именно эти условия нового мира и предполагал Наполеон. Александр же на переговоры не шел, и русская армия  отошла к Смоленску, готовя генеральное сражение.

При таком раскладе и речи не могло быть о том, чтобы двинуться на Санкт-Петербург: русские оказались бы в тылу у французов, а перед ними – болота, окружавшие северную столицу и Балтийское море, на берегах которого были отнюдь не союзные Франции и совсем не мирные шведы. То есть самая настоящая ловушка, в которую сунуться мог только самоубийца. А Наполеон им не был.

Поэтому он вошёл в Россию в наиболее удобном для него географическом месте. В его планах было разбить армию, а после этого он мог уже делать, что угодно – Санкт-Петербург сдался бы добровольно, просто из-за угрозы голода. В Европе подобная тактика оправдывалась - Наполеон вторгался в государство, вынуждал войско на генеральное сражение, вдребезги разбивал противника, который тут же капитулировал. А дальше шел обычный сценарий: местный государь сам ехал на поклон, вручал символические ключи от столицы, страна молча принимала ситуацию.

Эту же стратегию Наполеон хотел применить в России. Русская армия была так близко, к тому же, по имеющимся у него данным, готовилась принять генеральное сражение ... и долгожданный мир, на который рассчитывал император, мог бы поставить точку в этой кампании окончательно.

Он также надеялся, что с разгромом русской армии русское дворянство заставит Александра подписать мир. Но даже если бы Александр мир не подписал, то без армии территории Великого Литовского княжества ничего не грозило бы. Уже в ходе компании здесь формировались воинские подразделения Речи Посполитой. При поддержке поляков Наполеоном Россия вряд ли осмелилась бы воевать против новой Польши.

Но надеждам Наполеона не суждено было сбыться. Во-первых, он не учел того, что Россия давно отвыкла вести войну на собственной территории, в отличие от большинства европейских стран. И никакое дворянство не могло бы «заставить» императора подписать что-то противное интересам России – подобный вариант легко «проходил» в Польше, с ее шляхетскими вольностями, но никак не в Российской империи.

Кроме того, «варвары-русские», в отличие от цивилизованных европейцев, не воспринимали нашествие Наполеона как неизбежное явление, а реагировали, с точки зрения Бонапарта, неадекватно. Бросали свои деревни (иногда еще и поджигали их), уходили в леса, ни в какую не шли на контакты с французами. То есть о цивилизованной войне можно было забыть. А проклятая русская армия все отступала…

То есть, армия неприятеля не разгромлена, мир не подписан,
отвести войска тоже невозможно – русские немедленно начнут контрнаступление. Затягивать с решающим сражением тоже опасно:  Испания оставалась не до конца завоеванной, и там тоже шла партизанская война.  Не такая, конечно, как в России, но, если вывести оттуда хотя бы часть войск… последствия могли быть весьма плачевными для победоносной Франции.

Основные надежды Наполеон возлагал на генеральное сражение при Смоленске, но… оно не состоялось. Русские снова уклонились от битвы. И снова французская армия двинулась следом за отступающим, но целехоньким противником, постоянно получая мелкие стычки в тылу то с какими-то гусарскими разъездами, то с плохо вооруженными крестьянами. Проклятия, которыми Наполеон осыпал своих маршалов, русских генералов и всю дикую Россию, практически не прекращались.

Наконец состоялось грандиозное сражение под Бородино. Но… никакой ясности в ситуацию оно не внесло. Теоретически, французы победили и праздновали свою победу. Практически - у русских оставалось еще достаточно сил, чтобы дать второе сражение, исход которого по-прежнему был непредсказуем.

Но также непредсказуемы были и русские. Вместо того, чтобы попытаться взять реванш или пристойно капитулировать, они… опять отступили, освободив Наполеону прямую дорогу на Москву. Это уже не поддавалось никаким логическим объяснениям.

А последствия Бородинской битвы способны были устрашить любого.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м  номере читайте об Алене Арзамасской – беглой монахине, атаманше, сподвижнице Степана Разина,  о дипломате, камергере, поэте Федоре Тютчеве, о двух меценатах МХАТА  Николае   Тарасове и Никите   Балиеве, об истории создания Чесменского дворца, о дочери  австрийского императора Марии-Луизе, второй жене Наполеона, беседу с выдающейся актрисой современности Аллой Демидовой, новый остросюжетный роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА»и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Дива

2 декабря 1923 года родилась Сесилия София Анна Мария Калогеропулос (Мария Каллас)

Разговор с разведчиком

11 июля 1903 года родился советский разведчик Рудольф Абель. Эксклюзивное интервью полковника для журнала «Смена»

Один из первых

22 января 1898 года родился Сергей Эйзенштейн