Орлиная высота

К Саранчин| опубликовано в номере №939, Июль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

17 мая, в день открытия XV съезда ВЛКСМ, в город Тырныауз пришло волнующее известие: Указом Президиума Верховного Совета СССР здешний вольфрамо-молибденовый комбинат за успешное выполнение заданий семилетнего плана по добыче и переработке руды и достижение высоких технико-экономических показателей награжден орденом Трудового Красного Знамени. Наши корреспонденты находились тогда в городе горняков, были на митинге, посвященном знаменательному событию. Бригадир коллектива коммунистического труда Виктор Диденко, выступая на митинге, сказал:

— Даем слово множить славные шахтерские традиции, приложим все силы и знания, чтобы успешно выполнить задания новой пятилетки, принятые на XXIII съезде КПСС.

Фоторепортажем о тырныаузских шахтерах-высотниках «Смена» начинает серию корреспонденции под новой рубрикой — ПЯТИЛЕТКА И ТЫ

Я поднимаюсь в шахту вместе с бригадой Виктора Диденко. Это звучит парадоксально: подниматься в шахту. Но все действительно так — рудник «Молибден» находится на очень высокой горе.

Желто-красная кабина канатной подвесной дороги за шесть минут выносит нас вверх, к облакам, на 2 004 метра. Сверху город Тырныауз кажется игрушечным. Он стиснут темными горами, между которыми круто извивается зеленеющая речка Баксан. Под нами плавает сизый туман, и в него ныряют вагонетки с рудой... Головокружительная высота. Но 2 004 метра — лишь первая ступень, начало пути. Мы переодеваемся в спецовки и направляемся в раскомандировочную. Быстро определяется порядок сегодняшних работ.

Горняки тянутся к выходу, садятся в маленькие вагончики электровоза. Он дает сигнал и скрывается в чреве горы. На касках шахтеров светятся фонарики. Я различаю сосредоточенное, словно высеченное из камня скуластое лицо Виктора Диденко, орлиный профиль молодого сибиряка Геннадия Батурина, по-детски наивное выражение лица Григория Жолуба, упрямую складку на широком лбу Дмитрия Решетникова... Разные ребята, но все добрым путем пришли в бригаду и стали добычниками. Это слово шахтерское, есть в нем что-то от рудных глыб, что торчат в забоях. Добычник — основная профессия на руднике. Бригаду добычников поручили организовать молодому коммунисту Виктору Диденко. Человек серьезный, с маху решений не принимает. Служил в армии, на шахте более пяти лет, опытный взрывник. Первыми откликнулись комсомольцы Мухамед Улимбашев, Саня Мансыгов, пришли студент-практикант Володя Терпугов, молодые горняки Коля Оськин, Борис Апшев...

— Основа есть! — радовался Виктор.

Как крепла бригада? Пока мы движемся вверх, Виктор рассказывает об этом, время от времени повторяя:

— Мы ведь руду даем!

В этих словах многое.

...Но вот остановка. Короткая. В большой клети мы снова поднимаемся вверх. Надпись: «Шахта Слепая-1, участок № 3, высота 2 687 метров». Шахта над облаками! Для того, чтобы добыть ценные металлы — молибден и вольфрам, — люди оседлали облака.

Тяжел труд добычников. Взрывники (это самая высокая квалификация на руднике) прилепляют пакеты взрывчатки к серо-холодным скалам, запаливают шнур и бегом устремляются вниз по металлической лестнице, в укрытие. Через несколько секунд раздается взрыв. Когда уляжется пыль и рассеется удушливый газ от взрыва, глыбы руды подвергаются дроблению. Затем руду грузят в вагонетки, из вагонеток высыпают в рудоспуск, откуда она снова идет на большую дробилку, после чего по канатной дороге подается на обогатительную фабрику.

...Диденко закладывает два пакета взрывчатки. Мы не уходили в укрытие, а остались в штольне. Едва я закрыл пальцами уши, как что-то ухнуло среди скал, меня сильно качнуло упругой волной, а каску с головы стремительно сорвало потоком воздуха. Было такое впечатление, будто я только что вынырнул из воды, с большой глубины.

По забою растекается запах гари. В штольне висит сырая пыль, раздается грохот. Идет добыча руды, и горнякам не до нас, корреспондентов. К тому же приболел взрывник Алексей Дьяков, и отпалкой занимается один Виктор Диденко.

— Хоть бы план вытянуть... — посетовал кто-то.

— Все равно будем катать из двух штреков, — сказал Диденко.

К одному скреперу он поставил Петю Середкина, и другому — Сашу Сацюка, а сам начал палить и здесь и там. Он быстро, но не суетливо переходит из одного штрека в другой. Все захвачены одним: как без Дьякова выполнить план?

В короткий перекур я успеваю сказать Диденко:

— Трудно все же вам приходится. Виктор сдвинул каску на лоб:

— Вот тем парням, что строили рудник, тем туго пришлось...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены