Охотник за летающими тарелками

Виктор Бабкин| опубликовано в номере №862, Апрель 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

В один из октябрьских дней 1955 года футболисты московского «Спартака» чуть ли не рвали друг у друга из рук газету. Прочитав заметку, в которой рассказывалось об успехе советского стрелка на чемпионате Европы в Бухаресте, каждый говорил: — Наш-то Данилыч, смотри-ка! Они называли нового чемпиона «наш» не только потому, что это был советский спортсмен. И даже не потому, что он был их одноклубником — спартаковцем. Чемпион имел к футболистам самое непосредственное отношение: он был... начальником их команды.

Да-да, чемпион Европы 1955 года по стендовой стрельбе был начальником московской футбольной команды «Спартак». Речь идет о Николае Дурневе.

Не удивляйтесь: ничего необыкновенного в этом не было. Дурнев хорошо разбирался в футболе, но самое главное — в людях, их характерах, поступках. Умел к любому человеку подобрать «ключик». И не потому, что обладал способностью «подладиться» ко всякому. Нет, был, когда нужно, и требовательным и суровым. Зато всегда — справедливым и чутким, заботливым и честным. «Наш Данилыч» — иначе его не называли. Он был заместителем председателя московского городского совета «Спартака», парторгом, депутатом районного Совета. И, понятно, отлично справлялся с должностью начальника футбольной команды. В те годы московский «Спартак» был, пожалуй, наиболее слаженным и боевым футбольным коллективом.

Но даже в те хлопотливые н нелегкие дни не оставлял Николай Дурнев своего самого страстного увлечения. Этим увлечением была стрельба на стенде.

...На ровную площадку выходит спортсмен с охотничьим ружьем. Проверив оружие, стрелок берет его на изготовку и коротко говорит: «Дай!» Будто повинуясь его приказу, почти из-под ног спортсмена вылетает мишень-тарелочка. Стремительно набирая высоту и удаляясь от стрелка, она кажется маленькой точкой. Да, мишень н вправду невелика. Ее диаметр—всего 11 сантиметров, толщина — около трех. Примерно 70 метров про-

летает она в воздухе за три — три с половиной секунды. И за это время, в каком бы направлении ни летела тарелочка, нужно успеть вскинуть ружье, прицелиться и спустить курок. И так раз за разом, по 100, а то и по 200 выстрелов...

У многих страсть Дурнева вызывала удивление. Н закономерно. Очень высокий, сильный, весом за 100 килограммов, он был, казалось, прирожденным борцом или штангистом. И вдруг — стендовик. Ружье выглядело в его могучих руках игрушкой. Но, как говорится, сердцу не прикажешь...

Часами пропадал Николай на стенде, часто ездил на охоту. Став чемпионом Европы, Дурнев продолжал тренироваться с прежним упорством. Он оставался верен стендовой стрельбе. И мастерство его росло, множились успехи. В 1959 году он вновь стал сильнейшим стендовиком континента, а вместе с товарищами во второй раз выиграл командное первенство мира.

Многим стендовикам передал свой опыт Николай Дурнев. Одно время, опережая нынешний почин олимпийцев, открыл даже свою «школу», наподобие школ стайера В. Куца, пятиборца И. Новикова. Жаль, развалилась она из-за отсутствия помещения. Но разве это помеха? В конце концов тренерскую работу можно вести на стенде «Локомотива», и Дурнев продолжал ее...

И одновременно продолжал тренироваться сам. У него была мечта — побить мировой рекорд, который принадлежал венесуэльскому стрелку Карлосу Пласа: 199 пораженных мишеней из 200. Дурнев решил дерзнуть: поднять потолок рекорда «до потолка». Разбить 200 тарелочек из 200. Не сделать ни одного промаха!

Тот, кто сам занимается стрельбой, может понять, какую трудную задачу поставил перед собой Николай. Ее можно было назвать фантастической. Но Николай верил в успех

и наметил даже время установления рекорда— в октябре в Каире на очередном чемпионате мира, где только (да еще на больших международных турнирах) и фиксируются мировые достижения.

...К каирскому чемпионату Николай Дурнев был готов полностью. В соревнованиях на звание «международного мастера», проводившихся, как обычно, перед чемпионатом, убедился в этом. Все шло как по маслу. Действовал четко, уверенно. «Как механизм»,— говорил кое-кто. Но в том-то и дело, что Николай действовал не как автомат или робот, а как думающий спортсмен. Надо было исключить возможность какой бы то ни было случайности. И Николай «подгонял» свое искусство к каирскому освещению, климату, режиму.

Н вот наступил день начала соревнований. Да, только начала, потому что стрелкам на круглом стенде предстояло выступать три дня подряд. Вначале каждый из них должен был «принять» по 200 мишеней, шедших в зачет команды, а затем еще 200 — личных. Словом, настоящий стрелковый марафон...

Стрелять на каирском стенде было неплохо. Совсем рядом — древние пирамиды. Впереди — желтый песок. Он лежит до самого горизонта, а там, далеко-далеко, сливается с серо-голубым небом. Фон отличный, и только чуточку более удаленной, чем на самом деле, кажется мишень.

Стояли неимоверно жаркие дни. Пить хотелось непрерывно. Но Николай знал: водой жажду не утолить. Стоит один раз попить, и тогда в ходе стрельбы будешь думать не о мишенях и соперниках, а о драгоценной влаге. И прощай, рекорд! Чтобы избавиться от жажды, Николай выпил крошечную чашечку кофе. Н все. Но это было лучше, чем влить в себя бочку воды. Раз за разом поднимал он ружье, и одна за другой разлетались тарелочки на мелкие куски...

А вечером, чтобы отвлечься от борьбы и не растерять душевных сил до нового выступления, Николай долго бродил по городу, знакомился с его жизнью. Наполненный впечатлениями, он крепко уснул. И оттого утром перед продолжением турнира он опять был бодрым и свежим.

Первый и второй день принесли одинаковый результат: 75 из 75. И так же бродил вечером по Каиру этот большой, очень сильный даже на вид человек. А наутро он опять был готов к борьбе и уверен в себе. И вновь разбивал все мишени вдребезги...

199 из 199. Это уже победа! Никто не сможет уже настичь Николая. И в голове пронеслась мысль: «Теперь можно н промахнуться». Но он не промахнется. Вот она перед глазами, заветная цифра «200». Это было как наваждение. Николай видел только эту цифру, написанную в небе огненными полосами. Он не «нашел бы сейчас мишень. Все заслоняла эта завораживающая цифра «200». Только огромным усилием воли Николай сумел отвести от нее взгляд. И как рукой сняло! Но для верности он повернулся к тренеру и сказал, улыбаясь:

— В твою честь!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены