Товарищ Ленин!

  • В закладки
  • Вставить в блог

Вам докладываем…

Грудой дед, суматохой явлений день отошел, постепенно стемнев.

Двое в комнате: я и Ленин — фотографией на белой стене...

...Капитальные стены надежно поглощают вибрацию станков, тяжелое уханье парового молота по раскаленной болванке, тонкий свист, с которым входит резец в сталь заготовки, бешено раскрученной мотором. В красный уголок эти звуки не проникают.

В этой комнате сегодня собрались комсомольцы Коломенского тепловозостроительного завода. Собрались для большого разговора. Рядом на белой стене — портрет Ленина.

Нет трибуны, нет графина на зеленом сукне, нет восседающего на возвышении президиума... Невольно вспоминается скромная комнатка в Кремле, стулья, в беспорядке составленные у большого стола, два десятка ребят — безусых, взволнованных, мнущих в руках облезлые треухи и островерхие буденовки.

Ленин спрашивал их:

— Как участвует фабрично-заводская молодежь в повышении производительности труда? Любит ли трудиться? О чем спорит? Как отдыхает? Есть ли керосин в избах-читальнях? Как помогаете чекистам? Какие песни поете?..

Тогда, в 1918-м, на ленинские вопросы отвечали делегаты I съезда комсомола. Сегодня, через сорок пять лет, на них отвечают комсомольцы-тепловозостроители, собравшиеся в своем красном уголке.

Встал Виктор Алабушев, член бригады коммунистического труда Виктора Былкина. В голосе — волнение. Наверно, такое же, какое было у того парня, что рассказывал некогда Ленину о делах своей фабрики.

— Что мы сделали? Немало, и все-таки мало. В прошлом году наша бригада дала пятнадцать рационализаторских предложений. Экономический эффект — 1 600 рублей. Это почти столько же, сколько запланировано на весь участок. Но все-таки не все возможности использованы.

Алабушев говорит глуховатым голосом, тщательно подбирая слова. Слова, кажется, обычные. Но складываются они в большой и интересный рассказ о том, что скрывается за цифрой — семнадцать процентов.

Когда, рассказывая о делах своих товарищей, Виктор Алабушев упомянул, что он пришел в бригаду три года назад, Юрий Синицын, молодой рабочий из бригады Виктора Былкина, удивился:

— Неужели мы уже третий год вместе?

— Считай. Пришли когда? В шестидесятом.

— Смотри-ка... Летит же время!

Тогда, в шестидесятом, их было в бригаде семеро. Семеро сборщиков, завоевавших звание бригады коммунистического труда.

Семеро счастливых и... недовольных. Потому что три года назад в тринадцатом пролете многое было совсем по-другому.

Каждый раз, когда тяжелые электрокары увозили со стендов собранные бригадой шатунно-поршневые узлы, Виктор Былкин с тоской думал о том, что все равно не сегодня-завтра их разберут до последнего болтика.

— Пропащая работа, пропащая...

Электрокары тащили узлы дизелистам, и вот тогда-то вступал в действие бог знает кем установленный порядок, который нагонял тоску не только на Былкина... Все узлы действительно разбирались «до болтика» контролерами. Они тщательно проверяли каждый размер, с точностью до грамма взвешивали шатуны и поршни... А потом, убедившись, что все, как положено, собирали машину вторично.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены