Огни на полях

В Куканов| опубликовано в номере №600, май 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда Михаилу Верхорубову сказали, что его вызывают в райком партии, он внешне ничем не выдал своего волнения. Как пахал, так и продолжал пахать, а подошло время ехать, он отвёл трактор на заправочный пункт.

Дело было на стыке первой и второй смен. На заправочном как раз собрались его друзья-комсомольцы. Провожая Михаила, они с особым усердием по очереди трясли его руку:

- Желаем успехов! Если трудновато придётся, вспомни о нас, мы всегда с тобою, понял?

- Понял, спасибо, ребята! - серьёзно отвечал Михаил друзьям. В кузове полуторки, опираясь на кабину, он повернул лицо навстречу хлёсткому ветру, и до сих пор сдерживаемая им радость прорвалась наружу. Он что-то запел, сбился, расхохотался и, увидев зайца, задавшего стрекача от машины, закричал ему вслед: «Го-го-го!» Ветер подхватил этот крик и разбросал по полям.

Дома Михаил наскоро умылся и, отказавшись от еды, собрался было идти в райком, но мать Анна Прокофьевна остановила.

- В комбинезоне и пойдёшь, сынок? - спросила она.

- Да, а что?

Анна Прокофьевна всплеснула руками.

- Это в райком-то?

Михаил оглядел свой замасленный комбинезон и пропылённые сапоги. Вид, конечно, не праздничный, но откуда чище быть, если и днюешь и ночуешь в поле: весенний сев в самом разгаре.

- Знают, небось, в райкоме, что я тракторист, - ответил он хрипловатым от простуды голосом.

- Да тебя же в партию будут принимать! Ведь это раз в жизни бывает. Ради такого случая и не нарядиться?!

Не слушая сына, Анна Прокофьевна открыла старый сундук, обитый по углам белой жестью. Пока Михаил рассматривал с детства знакомых медвежат в лесу, повара с котом и другие картинки, которыми была густо оклеена изнутри крышка сундука, мать достала его серый костюм и расшитую косоворотку.

- Снимай, снимай свой прокеросиненный панцырь, - принялась она теребить пуговицы сыновнего комбинезона. - Уж так привык к нему, расстаться не в силах.

Михаил подчинился: не стоит препираться в такой необычный день. Он сел на лавку у стены и начал стягивать с ног неподатливые, тесные сапоги.

- Погладить бы костюм-то надо, - сокрушалась Анна Прокофьевна над помявшимся в сундуке пиджаком, - да пораньше придти я не смогла, семена сортировали.

Но на «широких плечах тракториста всё расправилось и без утюга. Мать оглядела статную фигуру сына и осталась вполне довольна: парень хоть куда!

- Всё ничего, только вот чуб у тебя какой-то дикой, выгорел весь! - с досадой сказала она. - И что ты за моду взял носить фуражку козырьком на затылок?! За лето пегим станешь...

Глядя на хлопотавшую около него мать, Михаил вдруг необычайно живо вспомнил, как она когда-то в первый раз провожала его в школу. Суетилась вокруг него, наряжала, обдёргивала со всех сторон и всё приговаривала:

- Теперь, сынок, учись - не ленись, набирайся ума. Недаром в пословице говорится: красна птица переем, а человек ученьем.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены