Огнев курган

В Потапов| опубликовано в номере №940, Июль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Евдокима я больше не видел. Погиб он под Казачьим Хомутцом. Много было у нас в дивизии героев: и Колпаков, и Литунов, и Дундич... — рассказывает Копаненко. — Погоню за собой мы увидели, когда уже подходили к Казенному мосту. Там где-то должны были стоять наши. Лошадей гнали, сколько позволяла дорога. Но казаки быстро приближались. Из-за кургана нам наперерез поскакали еще какие-то верховые. «Если белые, то это конец», — подумал я тогда. Смотрю, а стволы винтовок торчат у них из-за левого плеча — наши! Красные! Только по этому и можно пока определить, кто свой, а кто чужой. Казани стали осаживать коней, заворачивать. Это был Думенко.

О том, как погиб комендор с «Авроры», знает Петр Киричков, житель хутора Веселый, бывший красноармеец ионного корпуса Бориса Думенко. Он был ездовым в отряде Евдокима Огнева, попал в плен, потом бежал.

— Когда белые окружили подводы, их встретили редкими выстрелами фельдшер и ездовой-красноармеец. Все они вместе с ранеными были зарублены, а меня связали вожжами, бросили на дно брички и направили в хутор Веселый к атаману.

Крысин, белогвардеец из Казачьего Хомутца, с двумя односельчанами ехал рядом с подводой, в которой я лежал. Предатель хвастался убийством матроса-командира. Я помню его рассказ от начала до конца.

...Когда последняя подвода с ранеными покинула хутор Казачий Хомутец, у орудия остались трое: Огнев, его ординарец и прихрамывающий казан по фамилии Крысин из числа примкнувших к отряду в Казачьем Хомутце.

Кончились снаряды. Ординарец вывел коней из балки, и три всадника под свист белогвардейских пуль наметом стали удаляться в степь. Пока белые поняли, что перед ними больше никого нет, да вывели из укрытия лошадей, трое всадников продолжали беспрепятственно уходить. За ними устремилась погоня. Казаки стреляли на скаку. Одна пуля задела Огнева. Стал почему-то отставать Крысин...

Когда всадники поравнялись со старым скифским курганом, Крысин остановил коня. Сорвал винтовку с плеча и выстрелом сбил раненого Огнева. Далеко откатилась бескозырка, упала под седой кустик полыни, на миг сверкнула надпись «Аврора». Ветер шевельнул черные ленточки...

Оглянулся ординарец, увидел, как падает командир, ничего понять не успел — вторым выстрелом предатель убил и его. Крысин соскочил с коня, подошел к Огневу, с опаской перевернул его и стал снимать с убитого сапоги...

В 1924 году погибших перенесли в братскую могилу в центре хутора, установили гранитный обелиск с красной звездой. Каждой весной сюда приезжают пионеры — туристы, члены краеведческого кружка при Веселовском доме пионеров, возлагают к подножию цветы. Они приложили немало усилий, чтобы разыскать могилу Огнева, легендарного матроса революции.

23 апреля 1966 года около двух тысяч человек собралось на площади в центре хутора Казачий Хомутец. В торжественной обстановке состоялось открытие памятника Евдокиму Огневу. Под звуки гимна Советского Союза пионеры сняли покрывало. Над якорем с цепью на скошенной грани выбита сверкающая золотом надпись:

«Здесь похоронен Евдоким Павлович Огнев — комендор крейсера «Аврора».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены