Одно

Ник Добровольский| опубликовано в номере №219, Апрель 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Взамен никто не мог придумать ничего дельного. Григорий Супоницкий не высказывал решения, принятого им за чаепитием у Лены.

Последующие события жизни бригады были обильны разнообразием.

После окончания работы револьверщики собирались у Григория Супоницкого в комнате. Пыльная обстановка была вынесена на двор, выколочена и протерта. Замутневшие от пыли окна и темный пол были тщательно вымыты. Их мыла Лена Морозова и пела «Как в степи зеленой...» Комната стала неузнаваемой.

Семен Пятаков перебрался сюда с исписанными тетрадями и с мебелью, состоящей из единственной полки. Полка была повешена на стену и легко вмещала все книжное имущество Супоницкого.

- Мобилизация внутренних ресурсов, - констатировал Пятаков. - Общежитие общежитием... Откладывать нечего.

Ему никто не возражал.

Но в комнате все - таки было душно.

Вскоре на стене появилось объявление:

«Мы, Г. Супоницкий, С. Петраков и В. Студеное, даем обязательство бросить курить на месяц и призываем последовать нашему примеру всех посещающих эту комнату».

После работы, обеда и собраний револьверщики уходили на рабфак. Оставшиеся шли в читальню центрального клуба. Здесь было просторно и тихо.

Поздний вечер встречал их выходившими из кино или театра.

Комната Супоницкого использовалась только для ночевки. Она была близко к заводу.

Григория Супоницкого смущало одно: групповые разделения в бригаде не увязывали всего коллектива. Но здесь не было вины револьверщиков.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Анафема Уатту

Письма о банкротах