Обыкновенная история

Елена Кононенко| опубликовано в номере №223-224, Июнь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Сейчас чай будем пить, разговаривать, - суетился Скворцов. - Вина у нас немножко... Вы прямо с завода?

- Да. - ответила Катя и сдвинула брови Ей вдруг стало не по себе в этой оранжевой комнате. Где - то в глубине поднимались, нарастали злость и скука. «Зачем я пришла? До чего глупо! Эти девушки похожи на охотничьих собак...: Мура какая - то! Уйти»...

Все сели к столу. Скворцов наливал вино. Оно горело в граненых рюмках, как кровь.

- Выпейте одну рюмку, Катя. Пустяки. Это - кагор... Детское вино...

- О вас кажется даже писали... вы одна из лучших ударниц завода. Ге... героиня пятилетки?.. - Сладко спросила девушка в черном платье. Глаза у нее были, как у ящерицы.

- Да, - ответила Катя. На сердце ныло. «Какое ей дело до меня и завода... Сейчас же уйти...»

- Тара - рара - рай... тара - рара - рай... - свистел микифон.

- Вы не смущайтесь, Катя. Это все прекрасные люди. Эдди учится в кинотехникуме. Мушка - ее подруга... Выпейте рюмку... Это кагор. Детское вино.

Оранжевая комната качалась. На абажуре плясали тонконогие черные фигурки.

- В жизни стало мало красок, Эдди! - стонал где - то далеко человек - пиявка, то вырастая, то сжимаясь.

- Пожалуйста «Донну Клару», - просила Эдди тонким детским голосом.

- А как ваш сынишка? Поправился? Как его - Володя? - гудел Скворцов.

- Колька... - улыбалась Катя. Злость уже таяла. Доверчиво смотрела на Скворцова. Вино горело в граненой рюмке, как кровь. - Сынишка? Сынишка поправился. Он не скучает. Он тетку зовет «мамой»... Но это не так легко, как думают многие. Вот странно: как - то никому нет дела до личной жизни друг друга. Точно на вокзале... В сущности, это несправедливо. Об этом надо подумать. Да, да!

И случилось так, что Катя неожиданно для самой себя стала говорить вслух то, что наболело. Рыжеватые волосы растрепались. Лицо побледнело. Она говорила о Кольке, об Оське, о том, как ей иногда бывает скучно вечерами, о том, как ребята в ячейке равнодушны ко всему тому, что не связано с промфинпланом и ячейковой работой.

- Тара - рара - рай... Тара - рара - рай... - нагло свистел микифон.

- Катя, Катя, я знал, что вы все понимаете! - кричал Скворцов. Она очнулась.

- Катя, слушайте! Слушайте, Катя! Я вам прочту отрывок из Тагора. Рабиндранат Тагор - это индийский писатель. Катя!

Он схватил тонкую синюю книжку.

- «... Я попал в мир, населенный странными существами...»

Катя встрепенулась. Внезапно к ней вернулись настороженность и прежнее ощущение скуки и злости. «Не то. Не то, - думала она, - не туда гнет. Какие странные существа?»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены