О хоккее и о себе

Анатолий Фирсов| опубликовано в номере №1048, Январь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Под таким названием четыре с лишним года назад, в конце 1966 года, была опубликована в «Смене» беседа с выдающимся советским спортсменом Анатолием Фирсовым. Беседа эта вызвала множество читательских откликов, вопросов, адресованных хоккеистам, и прежде всего А. Фирсову. Письма идут до сих пор.

И вот хоккеист отвечает своим читателям...

Анатолий Фирсов, заслуженный мастер спорта

Перебирая почту, сортируя письма, я выделил среди них несколько особенно интересных, объединенных общей темой. Письма эти содержали довольно острые вопросы и затрагивали нравственную проблему — одну из самых интересных и конфликтных в современном большом спорте.

Вот один из наиболее распространенных вопросов: «Вы начинали играть за «Спартак». Что вы чувствовали, когда позже, перейдя в ЦСКА, встречались со «Спартаком»?»

Десять лет назад меня пригласили в ЦСКА.

Я играл за «Спартак» в хоккей с мячом, потом в хоккей с шайбой, начал, по-видимому, делать какие-то успехи, и вот передо мной выбор...

Не стану скрывать, что очень хотел попасть в ЦСКА. Кто же откажется от возможности повышать свои знания в самой прославленной академии, в самом знаменитом университете?

Сомнений, однако, был целый ворох. Требовалась максимально критическая и даже пристрастная оценка собственных возможностей: университет многое дает, но и немало требует.

Мне советовали не рисковать, ведь в то время в ведущей команде страны играли Константин Локтев, Вениамин Александров, Александр Альметов, Валентин Сенюшкин, Юрий Баулин, Игорь Деконский и другие великолепные форварды. Занять место одного из них — не слишком ли самонадеянно для новичка?

Но попасть в ЦСКА я мечтал страстно.

О предложении сразу же узнал наш тренер Александр Никифорович Новокрещенов.

После некоторых раздумий он сказал мне откровенно:

— Иди, Толя. Хуже не будет...

На первых порах мне пришлось крайне тяжело. И не только потому, что поразили непривычные и, как показалось мне тогда, просто неразумные нагрузки на тренировках ЦСКА. Я никак не мог найти общий язык с Анатолием Владимировичем Тарасовым.

Я считал, что он ко мне несправедлив. «Чужак я для них, потому и придирается, гоняет» — эта мысль не давала покоя.

В самом деле, нагнал я команду по уровню своей атлетической подготовки, кажется, все в порядке теперь... Не тут-то было. Тарасов по-прежнему находил у меня кучу недостатков, я постепенно устраняю их, а Анатолий Владимирович обнаруживает все новые и новые слабости, и в конце концов это начало злить меня ужасно: я играл уже в первой сборной, а наш тренер все еще относился ко мне как к зеленому новичку.

Обиды на Тарасова начались с того, когда он вдруг решительно объявил, что я не умею скрытно бросать шайбу. Если не умею, зачем же пригласили?..

Часами швырял шайбу в борт, а Анатолий Владимирович качал головой:

— Не так. Толя, все еще не так... Внимательней присматривайся к Альметову. Смотри, как работает кисть у Саши...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Мир Чехова

29 января 1860 года родился Антон Павлович Чехов

На Западе, где начинается Восток

Из перуанского дневника