Первый шаг на заводе

Владимир Глотов| опубликовано в номере №1048, Январь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Не каждый возьмется утверждать, что досконально знает своего приятеля. Но бытует мнение, будто абсолютно ясно, что представляют собой «вообще семнадцатилетние ребята» — какие они и как работают, что любят, ценят, как проводят время в своих компаниях, чем интересуются. И каждый имеет свой рецепт: как заниматься «трудовым воспитанием» и как влиять на их мировоззрение, их вкусы и склонности.

Мы начинаем сегодня разговор о семнадцатилетних рабочих очерками нашего специального корреспондента Владимира Глотова и приглашаем читателя принять в нем участие.

Два слова в порядке предисловия... Мы провели маленькое исследование, но вовсе не считаем, что знаем «об этих мальчишках все». Мы выбрали несколько заводов в больших индустриальных городах. Мы не просили: «Дайте нам столько-то активистов и столько-то пассивных», — понимая условность оценок. Мы старались избежать предвзятости. И среди тех, кого мы просили ответить на вопросы наших анкет, были и активисты, и ребята с ленцой, и задиры, и шутники, и тихони. Кто-то был длинноволос, а кто-то коротко острижен. Одни прилично зарабатывали, другие не очень. Были комсомольцы и несоюзные ребята. Лишь одно условие неизменно: каждому было семнадцать лет, он жил в большом городе, работал на заводе.

Пользуясь случаем, скажем слово благодарности социологам Москвы, Кемерова, Перми, Свердловска, чьи исследования и взгляды легли рядом с нашей стопкой анкет, интервью, записных книжек.

Сначала, как ведется, я с ним познакомился.

Я встретил его на улице. Вот он, сказал я себе, современный мальчик, с зачесанными старательно длинными волосами, концы которых игриво завиты и торчат в стороны «по-дамски». Но вот я поздоровался с ним и ощутил его жесткую не по возрасту руку, почувствовал ее ранние мозоли.

И тогда я сказал себе: это не уличный шалопай встретился мне, а рабочий, которому семнадцать лет.

Что же за человек вливается в отряд заводских рабочих? Откуда приходит он в цех? Как?

Я отметил для себя сразу: мой новый знакомый кончил десятилетку. Конечно, среди его друзей на заводе было немало ребят после восьмого и девятого классов, но основной резерв рабочей силы в новой пятилетке — выпускники средней школы. Мне предстояло задуматься над этим фактом, а пока я хотел разобраться, что же привело его к мысли стать рабочим.

Он пришел на завод из-за сложившихся обстоятельств («В институт провалился. Пошел в вертолетчики, а меня по возрасту отчислили. Теперь до армии куда же? На завод...»)

Завод ему выбрали в райисполкоме. Снабдили направлением («Красненькое такое, красивое. Я обрадовался, даже автобуса не стал ждать, пошел пешком»). Профессию определили в отделе кадров. «Токарем будешь, нам токари нужны!» — жизнерадостно и вместе с тем строго сказала ему женщина-инспектор. Он подумал: «Токарь — это звучит!» Вспомнил, что отец говорил: «Неплохая профессия», — и решил: «Пойду, а то никуда не примут больше».

Вот статистика: 54 процента1 приходят на завод, не зная своих склонностей, не умея в них разобраться. «Обстоятельства» приводят их на завод, а отдел кадров — не школа и родители, не соблазн высокого заработка, не кинообразы, книги или телевидение, а именно средних лет женщина в кабинете с табличкой «Отдел кадров», которая их первый раз в жизни видит, делает их токарями или фрезеровщиками, штамповщицами или слесарями-сборщиками па конвейере. Эти 54 процента в принципе не против своей судьбы, но профессия им безразлична. Трудно сказать, лучше ли им, чем тем, кому с первых дней профессия не нравится (19,2%). Пожалуй, им одинаково не повезло, и они могли бы позавидовать ребятам, которые, отправляясь па завод, уже знали, что им нужно, у кого «устойчивый интерес к профессии» (26,8%).

__________

1 Здесь и далее цифры приведены по Кемеровской области.

Существует мнение: на завод идет тот, кого школа с трудом терпела в своих стенах — «троечник». Человеческий материал, так сказать, «низкой кондиции». И в подтверждение довод: «Неудача на приемных экзаменах в институт!»

Возьму под сомнение эту логику. Мой семнадцатилетний рабочий действительно не попал в 13 процентов — в то количество выпускников школ, которое физически могло быть принято в вузы. Но не вытекает ли из одного сопоставления этих цифр — 100 и 13, — что он, отправившийся на завод, вовсе не обязательно традиционный оболтус-троечник, слабак-недоучка? Это важно понять, чтобы представить, на кого ориентироваться и как, вступая с семнадцатилетними во взаимоотношения, самим себя вести.

Наша современная наука о профориентации словно возродилась из пепла (заслуги советской «психотехники» 20-х, 30-х годов всемирно известны). Вот точка зрения доктора педагогических наук профессора Н. Н. Чистякова: «Надо вести профориентацию не по профессиям, а по сферам работы». То есть ориентировать не в «токари» или «слесари» и не в «вечные рабочие», а в отрасль, в сферу труда. И тут не суть важно, что ты поначалу лишь стоишь у станка. Выбери любимое дело, а уровень, которого достигнешь, будет зависеть во многом от самого тебя.

Вот так, наверное, думал я, надо вести разговор с семнадцатилетним человеком, который не троечник, не недоучка. Но, увы! Представитель завода, выступая в порядке шефства в том классе, где сидел мой знакомый паренек, азартно перечислял по списку «профессии» и говорил примерно так: «Ребята, если чувствуете, учиться неохота, поступайте к нам на завод, там вы найдете себя…»

И вот теперь он, семнадцатилетний, сидел на заводе в светлом кабинете профориентации. Огромные фотографии заводских «маяков» и образцы электромоторов, которые делал завод, окружали его, а он, подперев подбородок рукою, слушал голос диктора, записанный на магнитофонную пленку, — рассказ о заводе («...изделия поставляются в 58 стран мира, ежегодно экспонируются на ВДНХ»). Напутственное слово ему сказал сперва председатель профсоюзного комитета («Вы молодые, вам хочется взлететь, по даже корабли в космос не летят без обыкновенного труда... кстати, если будут притеснять в цехе, нарушать законодательство, приходите к нам»), а потом комсомольский секретарь («Ребята! Пойдете в цех, не забудьте встать на комсомольский учет. И, конечно, сразу включайтесь в общественную жизнь...»).

Так или иначе, он уже на заводе. Ему пожали руку и вручили пропуск.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены