Неустановленное лицо

Сергей Устинов| опубликовано в номере №1445, Август 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Хорошее дело, — подхватил я. — Вон ребята на подоконнике китайскую розу вывели. А Никитин карликовыми пальмами балуется, так на них, знаешь, какой спрос... В очередь люди записываются!

— Кончай трепаться, — прервал меня Комковский, обдавая растение струей дыма. — Дописал отчет?

— Дописываю.

— Игорь Федорович, а правда, что это? — робко спросил Северин. — Вы, конечно, как старший группы можете не отчитываться перед подчиненными, но, может быть, для общего развития...

Стас обожает подкалывать Игоря на предмет его начальственного над нами положения, но Комковский стоически не обращает внимания.

— Прежде всего, — сказал он, воздев назидательно палец, — это вещественное доказательство, необходимое для проведения соответствующей экспертизы. И обратите внимание, юноша, что старший группы, как вы изволили выразиться, не поленился смотаться за ним в ботанический сад и припереть его сюда на своем горбу!

Тут только я увидел, что в землю рядом с растением воткнута табличка с латинской надписью, и заметил:

— За таким делом можно было и водителя послать. Игорь презрительно на меня зыркнул и продолжал

как ни в чем не бывало:

— Это, так сказать, с точки зрения юридической. А с ботанической... — Он извлек из кармана бумажку и стал зачитывать, будто речь шла о кличках матерого уголовника: — Вех, он же вяха, он же болиголов, он же водяная бешеница, он же мутник, он же гориголова, кошачья петрушка, собачий дягиль, свиная вошь...

— Ничего себе названьица! — рассмеялся Северин.

— А по-научному, — продолжал Комковский, — Кони-ум макулатум, или Цикута вироза. Ядовитое растение из семейства зонтичных, встречается на болотах, по берегам озер и прудов.

— Короче, травка-отравка, — сказал я, усаживаясь за свой стол и придвигая к себе машинку с недопечатанным отчетом. Вот именно, — сказал Комковский значительно.

— Ну, сейчас нам Игорь Федорович поведают жуткую историю в духе Конан Дойла, — жизнерадостно объявил Северин и спросил, вполне натурально обмирая: — Этот цветочек послужил орудием убийства, да?

Я оторвался от машинки и сказал назидательным тоном, передразнивая Комковского:

— Яд, юноша, есть средство для убийства. Но орудием здесь вполне могла послужить кадка.

— Вам бы все хихоньки да хахоньки, — не реагируя на наши шутки, сказал Комковский, — а между прочим, помните, в позавчерашней сводке было отравление неизвестным ядом? В Кунцевском? Я как раз дежурил, и мы на него выезжали. Мужик пришел домой пьяный и через полчаса умер. Так вот, местные, из отделения, вчера уже выяснили, с кем он выпивал. Нашли дружка его, и тот рассказывает: решили они, дескать, распить бутылочку на бережку прудика. А покойничек и говорит: зажевать бы чем, чтобы подруга жизни сразу не унюхала, а там завалюсь спать — и порядок. Ну и зажевал... Вот мы туда и свозили одного профессора ботаники. Он нам на эту гадость указал. Ци-ку-та... — произнес Игорь с отвращением.

— Цикута, цикута, — пробормотал я, пытаясь поймать какое-то давнее воспоминание, и поймал: — Это ведь Сократ, кажется, отравился цикутой, а?

— Точно, — подтвердил Северин. — Выпил чашу.

— Ох уж эти мне университетские! — покрутил головой Комковский. — Все знают! А вот как сделать, чтобы никто у нас этой цикутой не отравился, знаете?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены

в этом номере

Вопреки инструкциям

Создано средство для лечения раковых заболеваний