Настоящий друг

Н Золотухин| опубликовано в номере №759, Январь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

В бескрайних степях Алтайского края, на берегу быстрой Алеи, раскинулось село Поспелиха. Когда холодные ветры приносят в Поспелиху бураны, чужой и неприветливой становится степь. Завоет она на разные голоса, порывы ветра с ног валят. Случись в такую погоду очутиться путнику в степи, заметет его снегом так, что не отыщешь до самой весны...

В одну из таких вьюжных ночей привезли в местную больницу обгоревшего и почти замерзшего целинника.

- Врача, скорее врача! - шумел в приемной чей - то громкий голос.

Я поспешил к пострадавшему. На носилках без сознания лежал рослый парень лет двадцати пяти. Пульс почти не прослушивался. Из паспорта я узнал, что передо мной шофер из Поопелихи Афанасий Сосненко, о трудовых подвигах которого не раз писали в газете. Когда я вышел из перевязочной, ко мне подбежал молодой человек в солдатской шинели без погон. Волнуясь, он спросил, будет ли Сосненко жить. Потом он ежедневно появлялся в приемной и спрашивал:

- Как Сосненко?

Позднее мне удалось узнать причину волнения этого щупленького парнишки в военной шинели. Оказывается, он давно и крепко дружил с шофером Сосненко. Историю этой дружбы я и хочу рассказать.

У себя в деревне, на Киевщине, Сосненко слыл лихим шофером и веселым парнем.

Когда партия и комсомол бросили клич, призывая молодежь на целину, Афанасий подал в райком заявление. С комсомольской путевкой приехал он в Поспелиху, получил здесь машину и снял угол в крестьянской хате.

Дня через два после его приезда в новые края произошло незначительное на первый взгляд событие.

Ночью Афанасию послышался стук в ворота и чей - то крик. Накинув на плечи пальто, шофер вышел на улицу.

- Товарищ, не знаете, где можно угол снять? Всюду битком набито...

Афанасий присмотрелся - у ворот стоял невысокого роста парнишка лет двадцати трех, в военной шинели. Окинув парня критическим взглядом, Афанасий грубо ответил:

- Тут тоже занято!

Парень извинился и зашагал дальше.

«Ишь ты, вежливый какой!» - подумал Афанасий, и ему почему - то стало жаль паренька. Спохватившись, он крикнул:

- Эй, подожди, с хозяйкой переговорю!

Но парень уже исчез в темноте.

Может быть, Афанасий так и забыл бы о случайном госте, просившемся на ночлег, да случилась еще одна встреча с ним.

... Страдная пора подходила к концу. Утренние заморозки становились все холоднее и холоднее. Воздух был чистым и прозрачным. По степным дорогам цепочками тянулись к Поспелихе автомашины с зерном. Афанасий, как и все шоферы, торопился: пойдут бураны, остановится работа, сорвется план.

В один из таких дней, приглушив мотор, он подошел к шоферам, гревшимся у костра на привале. Чумазые от мазута, в засаленных комбинезонах, друзья что - то приуныли, сидели молча. «А ну, хлопцы, давайте нашу украинскую», - предложил никогда не унывавший Сосненко. Кто - то крикнул: «Запевай, Афанасий!» - и он начал любимую «Ой, при лужку, при луне...», но вдруг осекся: взгляд его упал на паренька, молча гревшего руки у костра. Да ведь это тот самый паренек, что недели две назад искал пристанища!... Афанасий подсел к нему, спросил, где он устроился, как живет. Разговорившись, он узнал, что зовут паренька Павлом Емельяновым, что родом он из - под Пскова, что отец его погиб на фронте, а мать умерла.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены