На необитаемых островах

Вадим Гиппенрейтер| опубликовано в номере №854, Декабрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я плыву на «Геологе» – небольшой деревянной шхуне, которой предстоит обойти десять необитаемых островов Северных и Центральных Курил. Сыро, холодно, ветрено и туманно. Но вот и первые предвестники земли – птицы.

Разбиваем на берегу бивак. Вскоре нас начинают изучать нерпы. Их головы появляются совсем близко; большие глаза долго и спокойно разглядывают пришельцев. В гнездах-норах на самых кручах выводят птенцов топорки, похожие на попугаев. Когда добираешься к такому гнезду, топорки начинают урчать, как собаки. Если сунешь руку – больно кусаются.

Кричат чайки. Как лунатики, с отрешенным видом ходят птенцы: их можно взять в руки, их может бить волна или мочить дождь – реакции почти никакой. Иногда птенец решает спрятаться: ляжет между камнями и засунет в щель голову – сам снаружи, но его почти не видно, настолько хорошо маскирует его серый с крапинками пух.

Удивительные звери – каланы. Их мех самый дорогой, самый прочный и красивый на земле. Именно из-за меха каланов едва не постигла участь «стеллеровой коровы», исчезнувшей с лица земли: каланов хищнически уничтожали. Ныне они взяты под особую охрану. Их поголовье постепенно растет, и потому встречи с ними происходят почти у всех островов.

Этот зверь питается главным образом морскими ежами. Ныряет, достает со дна одного-двух и, лежа на спине, очищает передними лапами и зубами от скорлупы.

На острове Анциферова я познакомился со львами-сивучами. Под высокой стеной увидел сотни зверей. расположившихся на скалах и в воде. Шум прибоя, рев самок и детенышей, крики птиц, шум ветра поражают воображение и слух даже самого прозаически настроенного зрителя. Долго смотрю сверху вниз, но спуститься туда не могу: лежбища сивучей защищены с берега неприступными скалами, и попасть к ним можно только с воды.

Решаем идти к лежбищу на «Геологе». Рев зверей слышен даже с большого расстояния, а ближе он перекрывает уже шум двигателя. Видимо, испугавшись приближающегося судна, звери по пятьдесят – сто штук попрыгали в воду и, продолжая реветь, стали плавать вблизи берега. Иногда они все вместе ныряли и так же «хором» выныривали. Наше вторжение им не нравится, но в воде они себя чувствуют довольно смело.

Вдали, на отдельных крупных скалах, расположились громадные самцы соломенно-желтого цвета. Весят они до тонны. Самки зубами втаскивают за шиворот на скалы своих детей – черных, горластых и не очень-то ловких. Те путаются у всех «под ногами».

На острове Райкоке я высаживаюсь один, добравшись до берега на лодке. По мере того как приближаюсь к середине стада, сивучи отступают, образуя проход. и я стараюсь их не пугать резкими движениями. Вскоре обнаруживаю, что проход сомкнулся и... сивучи теперь вокруг меня. Если такой зверь даже нечаянно сшибет с ног, то задавит, как муху.

Мы покидаем необитаемые острова. Зимой жизнь здесь замирает. Лишь мчатся ураганные ветры да шум прибоя оглашает мрачные и неприступные скалы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены